История Общество

А зазвонят опять колокола?

Мужчина несколько лет ухаживает за полуразрушенным храмом в Отскочном и мечтает дожить до того дня, когда его восстановят

Сегодняшним материалом «ДВ» открывает цикл публикаций, посвященных храмам Добринского района.
Всем, наверное, известны различия между деревней и селом. Статус последнего определяла имевшаяся в нем церковь. В годы гонений на РПЦ, основной пик которых пришелся на 20-30 годы прошлого столетия, число храмов значительно сократилось. Почти все они были закрыты. Немало разрушено или стерто с лица земли. Иконы, колокола и другую религиозную атрибутику конфисковали в счет государства или растащили по домам, многое просто-напросто уничтожили. Тысячи священнослужителей различного ранга были репрессированы или расстреляны. Чуть позднее здания храмов, церквей, монастырей, особенно в сельской местности, приспособили под хранилище для удобрений, зерна. В некоторых располагались школы, Дома культуры.
В Добринском районе ранее в каждом крупном селе стояла церковь. Время и политические режимы не пощадили многие из них. Для сравнения: сейчас, по информации Добринского благочиния, которая указана на сайте pravera.ru, в районе действуют 11 приходов, 3 молитвенных дома, 6 молитвенных комнат и 1 часовня. Штат духовенства составляет 12 священников. А ведь веком раньше все эти цифры были значительно больше. Поэтому журналисты «ДВ» обращаются к читателям, кто может поделиться интересными фактами, фотографиями, воспоминаниями о храмах, которые до революции действовали на территории нашего района, связаться с нами по телефонам редакции.
А сегодня мы расскажем о храме Казанской иконы Божией Матери, расположенном в селе Отскочном Дуровского сельского поселения.

НЕМНОГО ИЗ ИСТОРИИ


Отскочное располагается вдоль реки Матренки, между селами Дурово и Средней Матренкой. Казанскую церковь и зимой, и летом можно увидеть на противоположном берегу реки прямо с асфальта.

Согласно сведениям из сети Интернет, Казанская церковь была построена в Отскочном, или, как оно тогда называлось Востриково, в 1832 году «тщанием прихожан». Но в документах епархии за 1893 год датой основания церкви считается 1826 год. Она была каменной и теплой. Этот храм считался главным. Приписной к нему была Димитриевская церковь села Димитриевка (ныне Дурово).

Согласно архивным данным Тамбовской епархии за 1876 год, в штате церкви был настоятель, его помощник и два псаломщика. А в селе в тот момент проживало 769 душ мужского и 748 — женского пола. Церкви принадлежало 33 десятины пахотной и 2 десятины усадебной земли. Церковным старостой числился государственный крестьянин Васильев (с 1865 г.).

В 1893 году в штате числились священник, диакон и псаломщик (штат не изменился и по данным 1911 года). В приход входило пять деревень: Моисеевка, Асташевка, Первая Востриковка (Воронина), Вторая Востриковка (Даниловка, Богоявленка) и Покровское (Романово).

ВЕРДИКТ ОДИН — ВИНОВЕН


Трагическая судьба постигла последних священников Казанского храма после революции и установления Советской власти. Незадолго до нее в течение 8 лет, с 1915 по 1923 годы, настоятелем Казанского храма был будущий священномученик Измаил Николаевич Базилевский. После он служил в церкви села Скорняково (ныне Тамбовской области) до ее закрытия в 1930 году. Переехал в Воронеж и работал там на различных должностях. В 1940 году был арестован за контрреволюционную пропаганду и приговорен к 10 годам в исправительно-трудовом лагере с лишением на 5 лет гражданских прав. В марте 1941 года его этапировали в Карлаг. Уже там в августе 1941-го был арестован вторично за то, что систематически «среди заключенных высказывал контрреволюционные измышления клеветнического и пораженческого характера, восхвалял капиталистический строй».

Постоянная сессия Карагандинского облсуда при Карлаге НКВД в закрытом судебном заседании объявила священника виновным и постановила подвергнуть его высшей мере наказания — расстрелу. Ни одно из обвинений Измаил Базилевский так и не признал. Приговор привели в исполнение 17 ноября 1941 года. Место погребения отца Измаила неизвестно. Священномученик Измаил Базилевский (Измаил Карагандинский) был канонизирован 20.08.2000 г. Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

Осужден был и последний священник Казанского храма Семен Михайлович Аксенов. Решением тройки УНКВД по Воронежской области от 15.10.1937 года был приговорен к 10 годам лишения свободы. А служивший диаконом Григорий Иванович Глотов 15.01.1938 года приговорен к расстрелу. Первого реабилитировали в 1960 году, а второго только через 29 лет после него (1989 г.).

РАЗРУШИТЬ ТАК И НЕ СМОГЛИ


Печальная участь ждала и сам Казанский храм в годы Советской власти. Но само здание с крепкой кладкой, возводившееся на века, не поддалось ни людям, ни технике. После закрытия церкви ее по решению руководства местного колхоза «Комсомолец» приспособили для хозяйственных нужд. В 40-50-х годах здесь был склад для зерна. А после урагана, снесшего крышу, располагалась мельница.

Позднее рухнула колокольня. Скорее всего, причиной стало то, что на протяжении нескольких лет ее пытались свалить с помощью двух тракторов. Но сразу это сделать не смогли. Рвались стальные тросы. Да и сам кирпич не получилось взять для строительных нужд.

СТАРОЖИЛЫ ВСПОМИНАЮТ


В Отскочном сейчас практически не осталось живых свидетелей тех событий, кто мог бы пролить свет на историю Казанской церкви в 20-е годы прошлого столетия. Но воспоминания о некогда былом величии местного храма живут в семьях их детей и внуков.
В беседе с корреспондентом «ДВ» ими поделилась местная жительница Галина Ивановна Астахова, которая 48 лет проработала в сельской библиотеке и по крупицам собирала информацию о храме у своих односельчан.

Галина Ивановна Астахова.

По словам собеседницы, в 50-е годы, когда ей было чуть больше 10 лет, она видела, как с помощью техники и тросов пытались разрушить колокольню. Но ничего не вышло. По рассказам своей мамы знает, что, когда церковь закрыли, все ее убранство, иконы многие люди разобрали по домам. Службы также проходили на дому. К примеру, ныне умершая Александра Никифоровна Васильева всю свою долгую жизнь (а прожила она больше 100 лет) хранила в своем доме икону Божией Матери, исполненную бисером. А перед ее обретением она видела сон, о котором рассказала своему мужу. Тот пошел в закрытую церковь и в горе мусора обнаружил святой лик.

О том, как пытались вырвать ворота из храма, по рассказам очевидцев-односельчан знает глава поселения Сергей Ходяков.

Сергей Ходяков показывает, как сегодня храм выглядит изнутри.

— Ворота также не удалось сорвать с первого раза, — говорит Сергей Васильевич, — и при этом чудом обошлось без жертв. Подогнали к церкви трактор, привезли тросы. А чтобы их зафиксировать, использовали большой лом. И вот, когда техника поехала, он выскочил и пролетел рядом с трактором. В итоге задуманное не довели до конца.

РУИНЫ БЫЛОГО ВЕЛИЧИЯ


Вместе с главой поселения мы побывали в полуразрушенном храме. Сегодня у него нет ни куполов, ни ворот.

Да и увиденное внутри удручает. Снежные сугробы, разрушенная местами людьми, непогодой и временем кирпичная кладка.

Почти полное отсутствие на стенах штукатурки, фресок. Последние частично сохранились лишь на сводах, на которых даже остался один фрагмент лепнины.

Но духовная жизнь здесь продолжает теплиться. Об этом говорят закрепленные на стенах иконы, кресты, церковные свечи, а также небольшой информационный стенд с историей самого храма, биографиями последних его настоятелей и людей, служивших в нем. Территория внутри церкви очищена от мусора.

С ВЕРОЙ В БОГА МОЖНО ВСЕ


Попытки облагородить территорию вокруг храма и внутри него предпринимает в течение последних трех лет житель села Дурово Александр Семин. Тридцатисемилетний мужчина живет с верой в то, что в Отскочном, пусть не сразу, а со временем Казанская церковь будет-таки восстановлена и, как раньше, в ней будут проводиться Богослужения.

Александр Сёмин.

Судьба Александра и его путь к Богу заслуживают отдельного рассказа. Отучившись в Дуровской школе, он пошел в армию и служил на Северном Кавказе во вторую Чеченскую войну. Именно тогда, во время боевых действий, находясь со своими сослуживцами в окопах, он обращался с молитвой к Всевышнему, чтобы пережить те страшные минуты и вернуться домой живым. После армии женился. Уже на гражданке он чудом выжил в страшной аварии, что стало еще одним шагом на пути к церкви.

— Храм Казанской иконы Божией Матери, — рассказывает Александр, — а точнее, что от него осталось, я помню еще с детства. Мы тогда с ровесниками любили покататься с шоферами во время уборочной. И не раз проезжали с ними мимо церкви. А где-то года три назад вместе с единомышленниками решили очистить храм от накопившегося в нем с годами различного мусора.

По словам собеседника, прежде чем приступить к работам, он посетил этот храм, помолился в нем, чтобы Господь указал, как поступить дальше. После с просьбой помочь облагородить святыню он обратился к жителям не только Отскочного, но и Дурово, Натальино, поговорил почти с каждым из них, ввел в курс дел главу поселения. Откликнулись многие, в том числе женщины и дети. И вот так, общими силами навели в храме порядок.

Позже в нем появились крест, свечи, иконы, которые Александр привозил из других церквей.

— О своей цели — восстановить храм — Александр Семин рассказал благочинному Добринского церковного округа, протоиерею Александру Адоньеву, обращался и к владыке. Никон, по словам Семина, его благословил на это богоугодное дело.

МНЕНИЕ БЛАГОЧИННОГО


Своим мнением о будущем Казанского храма в Отскочном мы попросили поделиться благочинного Добринского церковного округа, митрофорного протоиерея Александра Адоньева:

— Построить заново или восстановить храм, — говорит священнослужитель, — не означает, что люди туда сразу потянутся. Были времена, когда в нашем районе действовало всего две церкви: в Павловке и Демшинке, и они были заполнены людьми, особенно во время больших церковных праздников. А сейчас даже в Добринке в будние дни в Никольском храме не бывает прихожан, но службы все равно ведутся. Я согласен с мнением патриарха Кирилла, что на каждые 10 тысяч жителей должен приходиться 1 храм. А в Добринском районе их сейчас 11. Нужно с учетом реального положения дел подходить к решению о восстановлении церкви в Отскочном. На это нужны огромные средства, миллионы рублей. Но восстановить это только полдела. Нужно еще иметь средства, чтобы содержать этот храм. А в Отскочном, где население всего около сотни жителей, в церковь будут ходить единицы. Там лучше открыть молитвенный дом.

Роман ПАНОВ.
Фото автора.
При подготовке материала использовалась информация из сети Интернет, а также публикации Виктора Елисеева и Михаила Атискова из «ДВ» №44 от 2 июня 1999 года.

Подписывайтесь на нас ВКОНТАКТЕ и в ОДНОКЛАССНИКАХ или сделайте свои ЯндексНовости более близкими

Отправить ответ

  Подписка  
Уведомлять меня о