28 марта исполнилось 150 лет со дня рождения Максима Горького. Связь великого пролетарского писателя с Добринским районом знает, наверное, каждый из наших читателей. Но некоторые страницы биографии времен пребывания Алексея Пешкова в Добринке открываются порою совсем неожиданно. Как, например, та, которую мы расскажем в этой заметке. Будь писатель жив сейчас, вполне мог бы оказаться в программе у Андрея Малахова, где у него непременно выпытали бы истину. Нам же приходится только предполагать.

ЗНАКОМЫЕ ЧЕРТЫ


«Мой малыш растет не по годам, и уже читает по слогам…» Это строки из песни Данко. Был такой певец в России, а может и сейчас есть, бог его знает. Вот только люди, которым ближе литература, а не песни малоизвестных певцов, сразу вспомнят Данко — героя произведения Максима Горького. Причем тут малыш, спросите вы. С этого, в общем-то, и надо было начинать.

Неожиданную версию, связанную с пребыванием Максима Горького в Добринке, породила фотография, попавшая в руки добринского журналиста и краеведа Вячеслава Искорнева. Работая над сбором материалов для своей книги «Дело отца Николая», он получил из Киева старинный снимок 1912 года. На нем (стоит крайний справа) — молодой человек ну очень похожий на Максима Горького. Сходство с писателем просто поразительное, что сразу навевает на размышления. Снимок был сделан спустя почти 24 года после того, как в Добринке бывал Горький. Но оказаться в Добринке в то время он никак не мог. Так кто же этот молодой человек? Первое предположение, разумеется, — сын. Вот только верно ли оно?

— Поместить данный факт в книгу я не осмелился, — рассказывает Вячеслав Кузьмич. — Ведь прямых доказательств нет.

А вот с чем не поспоришь, так это с тем, что Алексей Пешков был человеком неоднозначным, но однозначно — горячим. Не зря же всей душой поддержал революционной движение. За год до того, как оказаться в Добринке, вообще едва не покончил жизнь самоубийством. Охватила молодого человека депрессия, схватил пистолет и выстрелил себе в грудь. К счастью рана оказалась не смертельной, врачи сделали операцию и спасли.

Еще, и это общеизвестный факт, Горький очень любил женщин. Вот вам портрет двадцатилетнего юноши, работающего сторожем в пристанционном поселке, где развлечений раз-два и обчелся.

 СНАЧАЛА ПЛЯСАЛИ, ПОТОМ ТУШИЛИ СВЕТ…


К предыстории. Если вы не читали автобиографического рассказа Горького, который он написал, основываясь на воспоминаниях о своей работе в Добринке, советуем прочесть. Лишним не будет. А кому лень, напомним некоторые эпизоды. В частности, где рассказывается о развратных сборищах у начальника станции Африкана Петровского (настоящая его фамилия была Архангельский, он-то и стал прототипом персонажа).

Вечерами у него собиралась большая компания. В описанном случае: помощник исправника Маслов, мыловар Тихон Степахин и «кривой дьякон» Ворошилов. Вместе с ними — бойкие девицы из села (очевидно, Чуевки) и казачки из станицы.

Насчет казачьей станицы в Добринке могут возникнуть споры и недоумения. Может, автор и напутал, когда писал текст спустя много лет. А вот местный атаман Владимир Смольянинов уверен, что небольшое поселение казаков (хутор или слобода) действительно было. Они жили, где сейчас располагается улица Фрунзе в Чамлычке. Якобы их сюда занесло из Талицкого Чамлыка в поисках свободных земельных угодий. А туда казаков чуть ранее отправил царь из станицы Ташинской, чтобы охранять идущие в Москву через Талицкий Чамлык обозы с рыбой. Со временем эта потребность отпала. Однако все это — отдельная история, которая заслуживает подробного повествования.

Вернемся к сборищам у начальника станции. После бурного застолья начинались песни, пляски. А затем Петровский командовал: «Раздевай баб!»

Дальнейшие подробности опустим, отметив лишь, что сам автор тоже был участником тех событий, хоть и смотрел на это безобразие с отвращением. И, кстати, молодой Алексей Пешков очень нравился одной из девушек. Так почему же из этих отношений не могло вырасти что-то большее?

— Я поднимал метрические книги тех лет, — рассказывает Вячеслав Искорнев. — Так вот, там встречались записи, судя по которым в Чуевке каждый год рождались 2-3 внебрачных ребенка. А иногда до пяти.

КТО ЭТО — КРАЙНИЙ СПРАВА?


Этот снимок предоставила Вячеславу Искорневу ныне покойная дочь чуевского псаломщика Василия Добротворцева. Она проживала в Киеве, куда переехала к своей сестре, вышедшей замуж за украинца. Псаломщик Никольского храма Василий Добротворцев умер от голода в концлагере в 1931 году. Его жизнеописание можно прочитать все в той же книге «Дело отца Николая».

Что касается снимка, то сделан он был в 1912 году. На нем запечатлены участники праздника, устроенного в саду у хозяина дома, Корнея Вуколовича Рыжкова, состоятельного жителя Добринки, торговца. Он сидит за столом крайний слева (с бородкой и в фуражке).

По левую руку от него – жена Рыжкова. Стоят дочери, снохи, сыновья.

Неизвестная личность — тот, кто стоит крайним справа. Человек, похожий на Горького. По правую руку от него — учитель Добринской церковно-приходской школы Алексей Добротворцев, рядом с ним его брат, псаломщик Никольского храма Василий Добротворцев.

— Многие, кому я показывал этот снимок, очень удивлялись. И сразу же находили сходство неизвестного человека с писателем, — рассказывает Вячеслав Кузьмич. — Конечно, хочется докопаться до истины. Есть предположение, что его звали Максимом, но это не точно. Приславшая снимок Варвара Васильевна Добротворцева говорила, что ее отец дружил с каким-то Максимом.  Пока же продолжаю вести поиски. Например, я узнал, что точно такие же снимки есть еще у двух человек. Они сейчас проживают в Липецке. Это потомки Корнея Вуколовича Рыжкова. Обо всем подробно я обязательно напишу в дополненном издании книги «Дело отца Николая», над которым сейчас работаю.

Возможно, кто-то из читателей тоже сможет пролить свет на истину, подсказав известные им факты о данном снимке. Всякое может быть. И внебрачный сын у Горького в Добринке — тоже.

Сергей ГОРБАЧЕВ.


ЖЕНЫ И ДЕТИ ГОРЬКОГО

Жена Екатерина Павловна Волжина (1876—1965), с ней Горький жил с 1896 по 1903 год. Развод официально не оформлялся.
Сын — Максим Алексеевич Пешков (1897—1934)
Дочь — Екатерина Алексеевна Пешкова (1901—1906), умерла от менингита
Приёмный и крёстный сын — Зиновий Алексеевич Пешков, брат Якова Свердлова, крестник Горького, взявший его фамилию, и де факто приёмный сын.
Фактическая жена в 1903—1919 г.г. — Мария Фёдоровна Андреева (1868—1953) — актриса, революционерка, советский государственный и партийный деятель
Приёмная дочь — Екатерина Андреевна Желябужская
Приёмный сын — Желябужский, Юрий Андреевич
Сожительница в 1920—1933 гг. — Мария Игнатьевна Будберг (1892—1974) — баронесса, предположительно двойной агент ОГПУ и английской разведки.

Отправить ответ

Вы будете первым в этой дискуссии!

  Подписка  
Уведомлять меня о