Мы продолжаем цикл публикаций, посвященных туристическим маршрутам Добринского района. Соединить здоровый образ жизни, туризм и краеведение — именно такую задачу мы ставили перед собой, когда начинали данный проект. И, честно говоря, волновались, получится ли. Однако благодаря помощи наших коллег, ветеранов журналистики Валерия Волокитина и Вячеслава Искорнева, с их неутомимой энергией и жаждой к новым открытиям, все удалось. Приятно, что нашу работу ценят и читатели, которые оставляют нам немало отзывов. А некоторые и сами уже следуют нашими маршрутами. Сегодня мы предлагаем прокатиться на велосипедах в сторону Воскресеновки. Не так далеко, однако крайне интересно. Итак, маршрут №3.

Маршрут №3

Маршрут №3

ПЛОТА НЕ ТАК УЖ И ПРОСТА

Точка отправления — снова редакция газеты. Миновав железнодорожный переезд и свернув в сторону нового кладбища, мы движемся по асфальтированной дороге на Воскресеновку. Справа простираются охотничьи угодья, о чем извещает соответствующая вывеска. Берем на заметку: вполне себе туристическое направление. Окружающая местность издавна славилась изобилием дичи и рыбы. Еще на стыке минувшего и нынешнего веков здесь водились дрофы, сурки. А об утках и говорить нечего: наш район — излюбленное в Липецкой области место охоты на этих водоплавающих. По весне в небе над Добринкой пролетают стаи гусей. К радости охотников, они садятся тут на кормежку.

Мы же с собой ни удочек, ни ружей не брали. Поэтому особенных акцентов на этом не делали. Нас в большей степени интересовала охота иная. По рассказам старожилов, в окрестностях Воскресеновки издавна процветал перепелиный промысел. Интересно же! Именно туда мы и направляемся за подробностями.

Вдоль одного из при- токов Плоты, начинающегося у старых очистных, мы ехали в Воскресеновку. Основ- ной же ее исток берет начало из озера близ деревни Брянские и идет через д. Наливкино (так называемый Масловский лог).

Вдоль одного из притоков Плоты, начинающегося у старых очистных, мы ехали в Воскресеновку. Основной же ее исток берет начало из озера близ деревни Брянские и идет через д. Наливкино (так называемый Масловский лог).

Не доезжая до так называемого Кировского пруда, сворачиваем налево. Здесь, мимо подсолнечника, а затем по полям, где уже убрали сахарную свеклу, вдоль одного из притоков реки Плоты движемся вперед. Кстати, эта речка — одна из самых разветвленных в районе. И между тем самая обделенная вниманием. Названия рек Битюга, Чамлыка, Плавицы то и дело упоминаются в краеведческих публикациях. А Плота почти нигде не звучит. Оказалась преданной забвению она из-за густой сети плотин, поделивших ее на пруды. Кировский, Орловский, Масловский, Торфяной, Райсоюзовский, Воскресеновский — названия этих прудов на слуху. При этом многие не знают, что они являются частью Плоты и ее притоков. Соединяется она в одно русло только за Воскресеновкой и впадает в реку Чамлык. Там, где находится так называемый «Разлив», второе по объему воды водохранилище в области. Участок реки, у которого расположены Воскресеновка и Введеновка, известен как Воскресеновский пруд. Воскресеновка – на правом берегу Плоты, Введеновка – на левом. Именно на левый берег мы и приехали поначалу.

ПОД ФЛАГОМ ДОБРИНСКОГО РАЙОНА

Природа тут красивая, поля бескрайние, только вот жителей не так много. Всего-то семь или восемь дворов.

Введеновка. В середине прошлого века летними вечерами здесь собиралась молодежь со всей округи: Воскресеновки, Московки и даже Талицкого Чамлыка.

Введеновка. В середине прошлого века летними вечерами здесь собиралась молодежь со всей округи: Воскресеновки, Московки и даже Талицкого Чамлыка.

Сразу при въезде в деревню бросается в глаза красно-зеленый сильно обтрепавшийся флаг над одним из домов. Его хозяин Виктор Михайлович Токарев поясняет: это флаг нашего района.

— Вывешиваю то его, то российский триколор. Некоторые подходили, даже спрашивали: это у вас сельсовет здесь?

Сельсовета здесь, конечно же, нет. Да и деревни формально по документам не существует. Без должных на то оснований в хрущевские времена ее упразднили. Сейчас это — улица Верхняя деревни Воскресеновка.

Флаг над домом Виктора Токарева сразу обращает на себя внимание. Мужчина сразу понял, кто мы. Он внимательно следит за публикациями в районной газете.

Флаг над домом Виктора Токарева сразу обращает на себя внимание. Мужчина сразу понял, кто мы. Он внимательно следит за публикациями в районной газете.

Удивительно, но скромная деревушка Введеновка в предвоенные годы стала своего рода культурным центром для всей округи. Получилось так, что после революции начальную школу открыли не в Воскресеновке с ее 500 жителями, а здесь, где насчитывалось всего-навсего два десятка дворов. Для этого подошел большой кирпичный дом богатого крестьянина, который, по слухам, боясь репрессий, уехал за границу.

Напротив единственной в деревне улочки ежегодно с весны собиралась молодежь. Это место называли «пятачком». Сюда приходили не только местные, но и жители Воскресеновки, Мазейки, Чуевки. Гармошка, балалайка, гитара. Танцевали, плясали, пели песни, частушки, веселились, влюблялись… Луг выбивали так, что и травинки не оставалось.

Виктору Михайловичу родительский дом достался по наследству. Бросать жалко, а жизнь деревенская нравится. Вот и живет тут вплоть до зимы. Посадил елки, разбил большой сад: груши, яблони. Некоторые уже плодоносят. Держит птиц: уток, кур. А зимовать едет в Добринку.

Для нас было удивительно, что Виктор Токарев сразу разобрался, кто мы и откуда. Оказывается, он внимательно следит за публикациями в районной газете и понял цель нашего приезда.

— А вообще, гостей в деревне встретишь не часто, — говорит мужчина. — Бывает, собака всю ночь лает, думаешь кто пришел. А выйдешь посмотреть, ежик ползет…

Еще в последнее время здесь развелись лисы. Впрочем, особенно они жителей не донимают.

Кстати, в 50-60-х годах прошлого века в этих местах расплодилось множество сусликов. И вот они-то были настоящим кошмаром для земледельцев. В целях повышения урожайности зерновых в колхозе «Память Ильича» была организована охота на этих грызунов. За убитых сусликов колхознику ставили трудодень. Так что любителям охоты в то время легко можно было найти повод не выйти на работу.

Ну а мы, движимые интересом к охоте перепелиной, двинулись дальше…

КАК У ТАЛИЦКИХ ЗЕМЛЮ ОТОБРАЛИ

Деревни Воскресенская и Введенская (Воскресеновка и Введеновка) были основаны у реки Плота переселенцами одноименных сел Липецкого уезда (ныне — Липецкого района), известных еще в середине 17 века.

Люди раньше ехали на дальние расстояния в неизвестность не просто так. Искали лучшей жизни. Главным ресурсом в те времена была земля. Нет земли — нет еды, нет денег. Голод, смерть… Вот и ехали за лучшей долей в необжитые места. Впрочем, и здесь свободных земель до поры до времени не было. Крестьяне Талицкого Чамлыка прибрали к рукам участки аж до самой Чуевки. Наверху посчитали, что это несправедливо. И в ходе Генерального межевания 1784 года у собственников Талицкого Чамлыка были отрезаны излишки. Отрезанная земля переведена в категорию казенной для выделения переселенцам.

О дореволюционном прошлом здешних мест напоминают монеты царского времени, которые и поныне находят в огородах. А о том, что нога человека ступала на берега Плоты до заселения их выходцами из Липецкого уезда, свидетельствуют монгольские монеты тенге, найденные в огороде Черниковых.

Коренными жителями Воскресеновки и Введенки считаются Скворцовы, Тарабцевы, Дурникины, Бутрины.

ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕПЕЛИНОЙ ОХОТЫ

Переехав плотину, мы оказались на другом берегу. Наконец-то добрались до Воскресеновки! И вплотную приблизились к цели нашей поездки: выяснить подробности перепелиной охоты.

Окрестности этих деревень в былые времена изобиловали перепелами. Охота на них была важным подспорьем для местных жителей. Пойманных перепелов, поговаривают, даже отправляли в столицу, а их мясо подавалось к царскому столу. Доказать, что это правда, не можем. А то, что до революции перепелов возили на подводах в садках в Талицкий Чамлык к купцу Малахову, подтвердили местные жители. Некоторые еще совсем недавно сами охотились.

Николай Герасимович Скворцов - потомственный перепелятник. Он с удовольствием вспоминает, как сам охотился на птиц.

Николай Герасимович Скворцов — потомственный перепелятник. Он с удовольствием вспоминает, как сам охотился на птиц.

Николаю Герасимовичу Скворцову за 80. Глуховат, на вид флегматичен. Но, как только речь заходит о перепелиной охоте, сразу оживляется, словно молодеет.

— Ловили, ловили… И отец мой, и дед, и прадед, — рассказывает собеседник. — У нас таких несколько семей было. Перепелов водилось видимо-невидимо. За зорьку десятка три-четыре попадалось. Я бы и сейчас с удовольствием поохотился, но сил уж нет. Да и перепела почти перевелись. Негде им приютиться. Луга распаханы, болота пересохли. А перепела селятся ближе к воде, чтобы цыплят водить на водопой. Да и «химией» все потравили…

КОРОВУ ЗА ПТИЧКУ

Охота на перепелов — это своего рода искусства. Большого дохода, по признаниям тех, кто занимался этим промыслом, она не приносила. Главное — интерес, охотничья страсть.

На птиц ходили, разумеется, не с пустыми руками. Тут требовалось особое снаряжение, главным образом — сеть и дудка («байка», манок). Сети плели из катушечных ниток №10, окрашивали для маскировки в зеленый цвет. А вот дудки («байки») делали из бычьего хвоста. Закапывали его в навоз. Там с него слезала шерсть. А затем предстояла кропотливая работа. Шкурке придавали особую форму в виде мехов гармошки. Один конец заглушали, а на другой прикрепляли маленькую кость теленка с круглым отверстием — манок («пищик»). При сжатии и растягивании такой «гармошки» издавался характерный звук («трюканье»), очень похожий на призывный крик перепелки. Самцы сломя голову неслись на эти звуки. Тут-то их и поджидала западня. Сеть расстилали по траве или яровому посеву, и когда перепел, подманенный дудкой, подходил под сеть, охотник вставал. Птица от испуга вспархивала и запутывалась в ячеях сети.

Был и другой способ охоты — с подсадной перепелкой, которая тоже приманивала самцов своим трюканьем. По утверждению того же Николая Герасимовича Скворцова, особо заядлые перепелятники готовы были отдать за такую птичку единственную в хозяйстве корову.

Нам повезло. Поиски охотников на перепелов нас привели чуть позже еще к одному человеку — двоюродному брату Николая Герасимовича Скворцова. Александру Никитичу Скворцову сейчас 90, живет в Добринке. Он рассказал, что занимался такой охотой с самого детства. И даже сохранил свое снаряжение, хранимое в «охотничьем» мешке. В нем — сеть, маскировочный халат и главная ценность — дудка («байка»).

На этом снимке, сделанном несколько лет назад, Александр Никитич Скворцов - с добычей! В сеть попался молодой перепеленок.

На этом снимке, сделанном несколько лет назад, Александр Никитич Скворцов — с добычей! В сеть попался молодой перепеленок.

Александр Никитич Скворцов - тоже опытный охотник на перепелов. У него даже сохранилось необходимое снаряжение: сеть и манок (дудка).

Александр Никитич Скворцов — тоже опытный охотник на перепелов. У него даже сохранилось необходимое снаряжение: сеть и манок (дудка).

Александр Никитич Скворцов - тоже опытный охотник на перепелов. У него даже сохранилось необходимое снаряжение: сеть и манок (дудка).

Это и есть так та самая байка (дудка).

— Этой байке лет 150, — гордится Александр Никитич. — Мне от отца досталась. А вот сеть плела тетя Дуня.

Эта женщина растила известного писателя и журналиста Михаила Домогацких, а также его осиротевших братьев и сестру…

ГДЕ ЖЕ РОДИНА ДОМОГАЦКИХ?

Михаил Домогацких — журналист-международник, член Союза писателей СССР, автор интереснейших книг «Ожерелье экватора», «Джамбо, Африка!», «Южнее реки Бенхай» и ряда других. Он побывал во многих странах мира, но всегда при любом удобном случае отмечал, что для него нет роднее и любимее места на свете, чем Добринка. В одной из книг он рассказывает, как после выпускного вечера в Чуевской средней школе, прибавив себе «годок», 17-летним пареньком ушел добровольцем на фронт.

Долгое время было принято считать, что Михаил Домогацких родился в Воскресеновке. Об этом писалось не один раз в различных изданиях и биографиях писателя. В нашей поездке мы попытались найти его дом. Однако местные жители открыли глаза на доселе не всем известный факт. Оказывается, писатель родился в Введеновке! Родители вскоре умерли, и Мишу с братьями Алексеем, Владимиром и сестрой Раисой взяла на свое попечение упомянутая выше «тетя Дуня», родная тетка Домогацких по матери. В бывшей Введеновке и Воскресеновке эту семью помнят.

Михаил ДОМОГАЦКИХ: "Для меня Добринка - самое дорогое место на свете. И хотя я жил в десятках стран мира, видел много удивительных мест, но маленький клочок земли на карте под названием "Добринский район" всегда был в моем сердце и звал к себе. В Добринке прошло мое нелегкое детство, в Добринке я получил на всю жизнь понятие о доброте и уважении к своей малой родине, в Добринку приезжал при любом удобном случае, будучи связан с ней родственными и дружественными связями..."

Михаил ДОМОГАЦКИХ:
«Для меня Добринка — самое дорогое место на свете. И хотя я жил в десятках стран мира, видел много удивительных мест, но маленький клочок земли на карте под названием «Добринский район» всегда был в моем сердце и звал к себе.
В Добринке прошло мое нелегкое детство, в Добринке я получил на всю жизнь понятие о доброте и уважении к своей малой родине, в Добринку приезжал при любом удобном случае, будучи связан с ней родственными и дружественными связями…»

— А как же не помнить? — удивляется Николай Герасимович Скворцов. — Я и выпивал с ним в компании председателя колхоза «Память Ильича» Иваном Дмитриевичем Тарабцевым. Но Мишка — чуть-чуть… Ему нельзя, у него работа такая. Вспоминали детство, как на перепелок ходили. Он много чего порассказывал: ведь где только не работал корреспондентом.

Александр Никитович Скворцов тоже был знаком с Михаилом. Жили по соседству («через три дома») и все детство провели вместе. Да и когда тот стал известным, связь не теряли. Михаил Домогацких любил гостить в Воскресеновке, и в эти редкие визиты зачастую выбирался на рыбалку либо на охоту (перепелиную, разумеется). А однажды Александру Никитичу довелось охотиться вместе с двумя легендами журналистики! Лет 30 назад вместе с Домогацких в Воскресеновку приезжал Василий Михайлович Песков, знаток природы, писатель, журналист, известный своими публикациями в «Комсомольской правде».

***

Пруд у деревни Воскресеновки.

Пруд у деревни Воскресеновки.

Пруд у деревни Воскресеновки.

Пруд у деревни Воскресеновки.

Пруд у деревни Воскресеновки.

Пруд у деревни Воскресеновки.

Что ж. Наша «миссия» в выбранном маршруте, кажется, выполнена. Приехали, узнали и обрисовали, что могли и как могли. Перед отправлением домой обогнули Воскресеновку и остановились у пруда немного отдохнуть. Высокие живописные берега заставляют замереть и насладиться красотой окружающей природы. Такого не выдумал бы ни один художник! Может, действительно, не нужен нам берег турецкий?


Текст:
Валерий ВОЛОКИТИН
Вячеслав ИСКОРНЕВ
Сергей ГОРБАЧЕВ
Фото:
авторов, Романа Панова и из личного архива героев публикации.

Мы не доехали до Разлива. Решили повернуть обратно, отдохнув на берегу пруда у Воскресеновки. Здесь невероятно красиво!

Мы не доехали до Разлива. Решили повернуть обратно, отдохнув на берегу пруда у Воскресеновки. Здесь невероятно красиво!

Отправить ответ

Вы будете первым в этой дискуссии!

Уведомлять меня о
wpDiscuz