История Общество

Мог выжить Пушкин, если бы в наши дни он попал с ранением к добринским хирургам?

Добринские врачи сейчас спасли бы поэта. Твёрдо уверен в этом заведующий межрайонным хирургическим центром Михаил Алексеевич Матыцин, если б Александр Сергеевич в наше время оказался у них на операционном столе.

Как известно, Пушкин на дуэли со своим свояком Жоржем Дантесом, женатом на сестре Натальи Пушкиной (Гончаровой), был смертельно ранен в живот и потерял около 40 процентов крови. В течение 2-х дней лучшие доктора Петербурга боролись за его жизнь, но много было допущено и ошибок, причём с самых первых минут, когда секундант поэта, его лицейский друг Константин Данзас, не пригласил на место поединка врача. Первой помощи никто квалифицированно не оказал.

Данзас на обратной дороге у Александра Сергеевича, то и дело теряющего сознание, спрашивал, куда его везти. Тот не мог реально оценивать ситуацию и приказал доставить домой, а не в больницу.

— Это – грубейшая ошибка, — убеждён Михаил Алексеевич. – Следовало бы сразу его госпитализировать, ведь пострадавший не мог адекватно судить ни о своей ране, ни о кровопотере. Было упущено драгоценное в таких случаях время, да и обезболивающие ему назначили поздно, поэтому и от болевого шока в том числе он терял сознание, но мог бы и сразу от этого умереть.

Михаил Матыцин.

Безусловно, со специалистом нельзя не согласиться, ведь доктора для Пушкина Данзасу надо было ещё найти в городе, а время — 18 часов вечера (зимой). Конечно, ему назначили всё, что только могли по тем временам. Операции на брюшной полости в таких случаях в 19-м веке ещё не проводили. Да и много чего не было: рентгена, антибиотиков, средств для восстановления кровопотери… Больному, помимо всего прочего, ставили на живот пиявок…

— Тоже неправильно, ведь пиявки разжижают кровь, — объясняет М.А. Матыцин, — стало быть, это ещё дополнительное кровотечение. В наше время случается, что люди теряют крови ещё больше, чем великий поэт, и мы их спасаем. Теперь это не смертельно. Так что, окажись Александр Сергеевич сейчас у нас на операционном столе, он однозначно остался бы жить!

По словам Михаила Алексеевича, при имени поэта у него сразу всплывают в памяти знакомые из раннего детства строки: «У лукоморья дуб зелёный…» и «30 витязей прекрасных», а «с ними дядька Черномор». Не просто строки, а целые образы в голове возникают…

Как жаль, что машину времени пока не изобрели. И после смерти великого гения поэзии, сколько б люди ни писали стихов, мы всё равно вольно или невольно сравниваем их с его шедеврами, хотя 220 лет прошло с рождения «солнца русской поэзии» и почти два века с момента гибели, а он для нас по-прежнему жив. Таким и останется для наших детей, внуков, правнуков…

Марина ПЧЕЛЬНИКОВА.

Подписывайтесь на нас ВКОНТАКТЕ и в ОДНОКЛАССНИКАХ или сделайте свои ЯндексНовости более близкими

Не забывайте и про наш Яндекс Дзен

Отправить ответ

  Подписка  
Уведомлять меня о