В 1929 году в Советском Союзе началась коллективизация. Не обошла она стороной и тогдашний Талицкий совет. Для привлечения в колхозы по домам крестьян пошли агитаторы, часто при этом встречая сопротивление…

Один из старожилов вспоминал: «Когда коммунисты и комсомольцы пошли по домам агитировать за колхоз, их не хотели слушать. Некоторых пропагандистов гнали вон из домов. Тогда стали проводить собрания народа, на которых рассказывали о преимуществах колхозной жизни. С собраний все уходили хмурые. По селу ползли всяческие недобрые слухи о будущем. Говорили, кто не пойдет в колхоз, будут ссылать на Соловки, а те, кто пойдут, все свое имущество потеряют…»

И в том же 1929 году в Талицком Чамлыке все же создали первый колхоз. У состоятельных крестьян отобрали инвентарь, коров, лошадей. В большинстве в него вошли бедняки. Но как только все проели и пропили – колхоз распался. Трудиться никто не желал.

В 1930 году была предпринята новая попытка создать колхоз. Но дела снова не заладились. Заболели лошади, поголовье крупного рогатого скота уменьшилось. А вскоре собравшиеся таличане решили забрать из колхоза свою долю и разойтись по домам. Некоторые, вооружившись топорами, вилами, отправились в соседнюю Паршиновку. Но на их пути встали милиционеры и сотрудники ОГПУ, арестовавшие смутьянов. А 10 июля 1931 года разразился бунт. В этот день колхозники отправились в селение Забитюжье, где было решено приступить к уборке озимых. Но селяне встретили их не только враждебно, но вскоре даже разогнали косарей.

Свой гнев бунтари выместили на жатках, поломав их. Затем был положен дом председателя колхоза, а самого его пытались найти и убить. Спас его один из селян, спрятав в своем доме.

Вскоре к смутьянам присоединились новые участники. Вооружались вилами, косами и даже граблями. Было решено действовать, и огромная толпа направилась в Чамлык-Никольское. Там тоже колхозники выехали в поле для покоса озимых.  Увидев разъяренную толпу, активисты разбежались. Бунтари ворвались в здание сельского Совета. Беспощадно рвали документы и летний ветер разносил по селу клочки бумаг. Появились верховые, ездившие по улицам, крича: «Долой советскую власть! Долой колхозы!» Затем из Чамлык-Никольского толпа направилась в Талицкий Чамлык. Их путь лежал на поле за кладбищем, где местные колхозники тоже собирались убирать озимые. Каким-то образом о бунте было сообщено в Добринку, откуда прибыли конные милиционеры и сотрудники районного ОГПУ. А вскоре начались аресты. Многих приговорили к 7 годам, остальных – к десяти годам ссылки. Лишь некоторые отделались тремя годами тюремного заключения.

И как бы крестьяне не сопротивлялись коллективизации, в селе колхозы были созданы.

Некоторые из них были более-менее зажиточными. Появились в них и свои стахановцы. Так, доярка Нархова получала по 2800 литров молока за год от каждой коровы. В колхозе имени ЦК ВКП (б) тракторист Николай Соболев на тракторе У-2 систематически перевыполнял нормы, экономя при этом горючее.

В пятидесятые годы прошлого столетия колхозы укрупнили. Так, в 1958 году колхоз «Россия» был присоединен к колхозу имени Свердлова. А в 1971 году он получил имя Героя Советского Союза С.К. Нестерова.

Но талицкие сельхозпредприятия так на ноги и не поднялись. Даже в колхоз имени Нестерова привлекались для обработки полей и уборки урожая сторонние силы. Баснословные займы и долги перед государством так и остались непогашенными вплоть до распада коллективного хозяйства. Но, тем не менее, в колхозе имени Нестерова трудились своего рода маяки полей и ферм. Своими урожаями прославилась Герой Социалистического Труда А.Н. Лупенко, механизатор И.А. Варламов, удостоенный ордена Ленина.

Светлана КИНЬШИНА.

Отправить ответ

Вы будете первым в этой дискуссии!

Уведомлять меня о
wpDiscuz