В мае 2017 года в Добринский отдел полиции поступило заявление жительницы района Б. о привлечении к уголовной ответственности её соседа Х., который в мае в вечернее время суток рядом со своим домом в присутствии другого соседа заявительницы — А. угрожал ей убийством при помощи ножа, сказав что намотает на указанный нож ее внутренности. При этом со слов Б., угрозу убийством она восприняла как реальную и осуществимую, так как в указанный момент Х. двигался в ее сторону с ножом, сокращая расстояние.

Под текстом заявления о преступлении Х. собственноручно подтвердила, что об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ предупреждена.

В ходе проверки опрошенный сосед А., на которого заявительница указала в заявлении о преступлении как на очевидца происшествия, пояснил, что с Х. он вообще не знаком, об угрозе убийством ему ничего не известно.

Также установлено, что дом, около которого Х., якобы, угрожал Б., сгорел задолго до даты ею написания заявления в полицию, в связи с чем Х. длительное время не проживает по соседству с Б. Кроме того, Х. пояснил, что в день, указанный в заявлении, он Б. не видел и никаких противоправных действий в отношении неё не совершал.

Доводы Х. подтвердили опрошенные соседи П. и М., проживающие рядом с заявительницей.

04.06.2017 по результатам доследственной проверки сотрудником полиции принято процессуальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ. Однако действиям Б. юридическая оценка по ст. 306 УК РФ не дана.

Между тем, будучи предупрежденной под роспись об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ, игнорируя данное предупреждение, Б., зная, что сообщаемые ею сведения не соответствуют действительности, а также желая ввести в заблуждение правоохранительные органы, обратилась с заведомо ложным заявлением о совершении Х. в отношении неё преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Об устойчивости умысла Б. на заведомо незаконное привлечение Х. к уголовной ответственности свидетельствовало и то обстоятельство, что сведения об угрозе убийством она указала не только в заявлении о преступлении, но и в сообщении, поступившем по телефону в отдел полиции, а также в объяснении.

Своими противоправными действиями Б. нарушила нормальную деятельность правоохранительных органов, что выразилось в необходимости проведения доследственной проверки заведомо ложной информации о совершении преступления.

В связи с этим вышеуказанное постановление признано прокуратурой района незаконным и отменено. Кроме того, с целью противодействия укрытию преступления, прокурором Добринского района поставлен вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ.

По результатам дополнительной проверки по требованию прокурора района следователем СО ОМВД России по Добринскому району 01.07.2017 в отношении Х. возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 306 УК РФ – заведомо ложный донос о совершении преступления, наказание за которое достигает 2 лет лишения свободы.

Ход расследования уголовного дела находится на контроле прокуратуры района.

Кроме того, за заведомо ложный донос, связанный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления предусмотрено наказание до 3 лет лишения свободы. В свою очередь, донос, сопряженный с искусственным созданием доказательств обвинения, наказывается 6 годами лишения свободы.

Э.Н. Гаевский, помощник прокурора района, юрист 3 класса.

Отправить ответ

Вы будете первым в этой дискуссии!

Уведомлять меня о
wpDiscuz