Общество

Но всё так же ночью снится им деревня…

Сестры Надежда и Нина с мужьями Леонидом и Иваном на пороге родительского дома.

Читайте нас в

Тот, кто родился в деревне и когда-то покинул ее, как бы ни складывалась его жизнь дальше, обязательно мысленно будет возвращаться в свой родительский дом, на улицу, где прошло босоногое детство. Причем с возрастом тоска по малой родине будет все ощутимее. Так уж устроен человек: лишь на склоне лет он начинает понимать, что в жизни на самом деле важно, а что второстепенно.

А ДОМУ 119 ЛЕТ!

У домов, как и у людей своя судьба. Этому деревенскому старожилу на центральной улице с. Верхняя Матренка повезло: в свои 119 лет он выглядит вполне себе прилично. Ухоженный, чисто выбеленный, с новой современной крышей и красивым забором, палисадником, полным цветов… Трудно представить, что еще несколько лет назад дом умирал, разрушался, скрывшись в зарослях разросшегося кустарника и бурьяна. Увы, так бывает со всеми покинутыми домами.

Построенный в 1904 году, о чем свидетельствует пометка на кирпиче над входной дверью, он многое повидал, сменив не одного хозяина. Были времена, когда дом был наполнен весельем и гомоном ребячьих голосов — здесь жила многодетная семья, переселившаяся сюда из небольшого саманного домишки, стоявшего на берегу реки, поближе к центру.

Супруги Чекуновы подняли в нем на ноги четверых детей: Нину, Сергея, Галину и Надежду. Александра Николаевна работала в Верхнематренской больнице прачкой. Василий Егорович — механизатором в колхозе, всегда ходил в передовиках. Однажды даже получил мотоцикл «Урал» как премию за хорошую работу. Держали подсобное хозяйство, с ранних лет приучая сына и дочек к труду.

Портреты родителей Александры Николаевны и Василия Егоровича Чекуновых их дети повесили на видном месте в деревенском доме.

РАЗЛУКА

Шло время, дети подрастали и один за другим уезжали в города. Постепенно дом пустел. Но то был естественный процесс, молодым и полагается когда-то уходить из-под родительской опеки.

Настоящая беда пришла в дом, когда не стало мамы. Александра Николаевна ушла из жизни рано, в 62 года. Овдовев, Василий Егорович остался в доме совсем один, но ни в какую не хотел уезжать к детям.

— Чтобы папа не чувствовал себя одиноким, каждый выходной с семьей или одна ехала к нему на автобусе в Верхнюю Матренку, — рассказывает старшая дочь Нина, живущая ближе всех, в Липецке. — Помогала управляться с огородом, от которого тот никак не хотел отказываться.

Но настал момент, когда здоровье уже не позволило Василию Егоровичу жить одному. Договорились, что зимовать станет у Нины в Липецке, а на лето отца будет забирать к себе на подмосковную дачу сын Сергей.

В родное село Чекуновы все же время от времени наведывались — навестить родные могилки. Брали с собой и папу. Только, чтобы не расстраивать его, специально крюк делали в объезд родительского дома. Тот если видел его, начинал плакать.

А тем временем без хозяйского пригляда дом ветшал.

— Пока папа был жив, даже и не думали о том, чтобы выставить его на продажу, — продолжает Нина Васильевна. — Времени ездить туда не было — работа, да и зачем: родителей в нем давно уже не было.

Дом Чекуновых зарос настолько, что многие думали: он развалился. Правда, глава поселения Наталия Жаворонкова то и дело напоминала наследникам: неплохо было бы привести родительский дом в порядок, чтобы он не портил общий вид улицы.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Василий Егорович пережил супругу на шесть лет, умер у сына в Москве. Незадолго до этого врачи поставили ему роковой диагноз. Хоронить, как и завещал отец, дети привезли его на родину.

— Много людей пришло проводить его в последний путь, — продолжает Нина Васильевна. — Наших родителей односельчане любили и уважали. И сейчас при встрече не упускают случая, чтобы не вспомнить, какими хорошими людьми они были.

Встал вопрос: что делать с родительским домом? От продажи много денег не получишь. Да и не в них в конце концов дело. На семейном совете решили восстанавливать. Пусть будет место, куда можно приехать, собраться всем вместе. С затратами на это дело никто не считался.

Основную работу взяли на себя вышедшие на пенсию Нина Васильевна с мужем Иваном Ивановичем Крутских (кстати, тоже уроженцем Верхней Матренки). Вырубали заросли, убирали свалку, которую в отсутствие забора кто-то устроил на их усадьбе. Потом сообща с родными заменили верх дома и крышу. Выкорчевали старый сад, заложили новый. Подвели газ к плите, чтобы готовить, пробурили скважину под воду — старый колодец с журавлем в засушливые годы пересыхал. Со временем поставили хороший забор, забетонировали дорожки, разбили цветники…

Работали с ранней весны до поздней осени, жили тут же. Соседи искренне недоумевали: зачем вам это надо? Столько труда вкладываете.

Им и невдомек было, что такая работа супругам в радость.

— Это лучше, чем в Липецке все лето в душной квартире без дела сидеть, — говорит Нина Васильевна. — Не поверите, здесь я даже про болезни свои забываю за делами, чувствую себя намного лучше. Поработаю, присяду на лавочке отдохнуть: воздух свежий, все кругом свое, родное. Нахлынут воспоминания из детства и так тепло на душе становится.

Нина Васильевна со своими родными немало сил вложили в то, чтобы их старенький дом выглядел сегодня вот так.

ВСЕ, КАК БЫЛО РАНЬШЕ

Прошло уже восемь лет с начала благоустройства родового гнезда. Сейчас дом обрел свою вторую жизнь. Наследники постарались не только создать уют и удобства для себя, но и сохранили царившую в нем при родителях атмосферу. Кстати, портреты отца и матери висят в большой комнате на видном месте, осталось кое-что из старой домашней утвари как напоминание о счастливых годах детства.

Ведро с питьевой водой раньше стояло в каждом доме.

Зимой дом стоит пустым. А весной словно оживает. Первыми к началу мая приезжают Нина Васильевна с супругом (они здесь живут до конца октября, пока не похолодает). За ними подтягиваются москвичи Надежда с мужем, если повезет, приезжает Галина, которая живет дальше всех — в Ростовской области.

— Если бы не родительский дом, вряд ли мы так часто могли видеться, — вступает в разговор Надежда, младшая из сестер. — У нас ведь родственников в селе не осталось. Раньше, приезжая к родителям на могилку, останавливалась в добринской гостинице. А теперь у меня свой дом есть. Когда собираемся все вместе, бывает, до утра заснуть не можем. Свет выключим и говорим, говорим… Вспоминаем, как раньше жили, смеемся… Это настоящее счастье.

НАДЕЖДА

— Имя для меня папа выбирал, — рассказывает Надежда Васильевна. — Я ведь совсем крохотной родилась — 1 кг 600 г, намного раньше срока. Появилась на свет ночью 31 декабря, а записали меня 1 января, на год омолодили.

Из райцентра везли на санях, завернутой в тулуп. Не обошлось и без приключений: сани перевернулись на заснеженной дороге, и седоки оказались под ними. Родители страшно испугались: не задавило ли ребенка? Развернули дома тулуп: живая!
— Папа так и звал меня потом всю жизнь: «Мой липунек», — улыбается Надежда. — А выходила меня жившая с нами бабушка по линии отца Дарья Михайловна. Засунет меня к себе за пазуху и греет своим теплом…

Младшая дочь Чекуновых уехала из родительского дома в 17 лет. С тех пор живет в Москве. Но с недавних пор весь свой отпуск проводит в родном селе. И, как признается, всякий раз с замиранием сердца ждет этого момента.

— А как же привычка к городскому комфорту? — интересуюсь у собеседницы.

— Никаких неудобств не испытываю, — отвечает Надежда. — Я ведь в деревне родилась и горжусь этим. Для меня нет ничего особенного в том, чтобы умыться во дворе, помыть посуду на летней кухне под открытым небом. Люблю по зеленой травке босиком пройтись…

ВСЕ НУЖНО ДЕЛАТЬ С ЛЮБОВЬЮ

Дом и двор усадьбы Чекуновых, и это сразу бросается в глаза, содержатся в идеальном порядке.

— Этому нас мама научила, — рассказывают сестры. — В детстве у нас даже график дежурств на стене висел, оценки ставились за уборку.
Обращаю внимание на благоухающий цветами палисадник.

— Многие удивляются, как нам удается вырастить такое многоцветье, — поясняет Нина Васильевна. — А я отвечаю так: «Все нужно делать с любовью». Я цветы на радость всем людям сажаю, с добром в сердце. Разговариваю с ними как с живыми. Они и платят нам за это своей красотой.

ПОДРАСТАЕТ ХОРОШАЯ СМЕНА

Внуку Нины Васильевны Дмитрию всего 12 лет. Но он не меньше бабушки любит деревню. Приезжает сюда на лето и чувствует себя здесь как дома. И не просто проводит в мальчишечьих забавах каникулы, а помогает дедушке с бабушкой.

— Этим летом мы ему свой огородик выделили, — рассказывает Нина Васильевна. — Арбузы, дыни, кукурузу посадили. Дима сам за ним ухаживал: полол, поливал. Вы бы видели, сколько у внука радости было, когда сорвал со своего участка первый арбуз! Думаю, с возрастом любовь к нашему родовому гнезду у него не пройдет.

ОСЕНЬ: ВРЕМЯ РАССТАВАТЬСЯ

Пролетело еще одно лето. Собран урожай, сделаны зимние заготовки, у работающих закончился отпуск. Пора возвращаться в городские квартиры.

— Скучать по Верхней Матренке начинаю сразу же, как вернусь в Липецк, — говорит Нина Васильевна Крутских. — Часто звоню соседям, которые присматривают за нашим домом в деревне. И знаю, что все с ним будет в порядке. Ведь у нашего дома есть свой ангел-хранитель: простой образок с изображением Сергия Радонежского, который достался нам от прежних хозяев и висит в красном углу. Уверена: это он сберег наш дом, когда несколько лет назад над селом пронесся сильный ураган, повредивший многие крыши. А нашу, еще старую, крытую жестью, как рассказывали потом соседи, ветер лишь приподнял и опустил на место, не причинив дому никакого вреда. Я благодарю судьбу за то, что в нашей жизни есть место, которое мы можем назвать родительским домом. И пусть это не богатые хоромы, дороже его нет ничего на свете.

Подписывайтесь на нас ВКОНТАКТЕ и в ОДНОКЛАССНИКАХ или сделайте свои ЯндексНовости более близкими

Не забывайте и про наш Яндекс Дзен

Подписка
Уведомлять меня о
guest
1 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Александр
Александр
9 месяцев назад

Какая красота. Не каждый так может. Вот таких пенсионеров я уважаю.