Общество

«Ну и жарища на экваторе!»

Корабль «Вольск» Дальневосточного морского пароходства, на котором побывал в разных частях света Николай Курлов из Талицкого Чамлыка. (Фото из Интернета).

Читайте нас в

Николай Иванович КУРЛОВ из Талицкого Чамлыка в юности был моряком дальнего плавания, несколько раз пересекал нулевую параллель

Н.И. Курлов в 70-е годы трудился в Дальневосточном морском пароходстве. Много раз их корабль пересекал экватор. Этот момент экипаж всегда отмечал.

МОЛОДОСТЬ! РОМАНТИКА!

— После местной десятилетки поступил в Новороссийскую мореходную школу в 1973-м году, — рассказывает собеседник, — до сей поры помню её точный адрес на Малой Земле. Это была гражданская мореходка, 8 месяцев учился там на моториста. Потом на работу из Новороссийска решил податься во Владивосток, в Дальневосточное морское пароходство.

Тут мне представились масштабы «экскурсии» Курлова. Талицкий — Новороссийск хотя бы в одной части света находятся. А вот Владивосток… Спросила у него: «Откуда у Вас такая любовь к дальним странствиям?» — и получила очень лаконичный ответ:

— Молодость! Романтика!

К этим словам точно нечего добавить. Родители сельского парня, простые труженики, имеющие ещё двух дочерей, не возражали, хоть и скрепя сердце провожали сына в далёкие дали.
— Трудился на теплоходе «Вольск». Япония самая близкая, и мы поход туда воспринимали примерно так, как поездку в Добринку из Талицкого Чамлыка. Два раза ходил на Кубу, загружали по 12 тысяч тонн тростникового сахара. Он изначально коричневого цвета. Везли его в Уссурийск на сахарный завод, там его уже отбеливали.

КАЧАЕТ ВОЛНА МОРСКАЯ

Спросила бывшего моториста, как привыкал к морской болезни, ведь в наших степях, понятное дело, ему ни разу не довелось постоять на палубе. Оказалось: нелегко Коле первое время пришлось. Не забудет первый рейс на Магадан. Семь суток, кроме воды, ничего не мог ни пить, ни есть. После привыкать к качке стал.

Николай Иванович рассказал, как потом пришлось вновь уже по работе прибыть в Новороссийск, где всё было знакомо. Целый месяц шли на пароходе из одного конца СССР в другой. Он вызвал к себе в гости маму Нину Ивановну. Та привезла сыну и всем его друзьям деревенских гостинцев. В 70-е годы деньги у советских людей были, а вот купить что-то не всегда удавалось. Говорит, пригласил маму в специальный магазин, куда вход был разрешён только для таких, как он. Накупила женщина на радостях ткани для штор на весь дом да себе с девчонками кремплена на платья и юбки…

— Подарки всем родным привозил в отпуск обязательно, никого не обижал. Списки мне составляли. Мохер в ту пору и трикотин были в чести. А мне, неженатому, ничего и не требовалось, близких баловал от души.

Наш земляк побывал во многих странах. Признаётся, что ему тогда экзотичностью своей красоты запали в душу Сингапур и Австралия. Для неискушённого путешествиями деревенского паренька новые земли казались необыкновенным чудом.

ПРАЗДНИК ПОСРЕДИ ЗЕМЛИ

Рейсы длились по 6-7 месяцев. Зашли в какой-то порт на несколько дней, и — дальше в путь.

— Сейчас про сомалийских пиратов частенько по телевизору показывают сюжеты, а мы тогда тоже в Сомали не раз бывали. И ничего! Советские корабли, видимо, побаивались брать на абордаж.
Разумеется, при такой работе экватор Курлов пересекал несколько раз. Вспоминает, как всегда это проходило очень помпезно, с соблюдением различных ритуалов. Собирался весь экипаж и торжественно отмечал.

— Солнце, скажу я вам, — описывая тамошний климат, рассказывает мореплаватель, — палит так нещадно, что не передать и словами. Мы на экваторе всегда делали бассейн на палубе. Ещё в обязательном порядке в тропиках нам выдавали по 200 г сухого вина. Эта морская традиция нравилась абсолютно всему экипажу. Нас тогда 40-42 человека насчитывалось.

Домой в отпуск приезжал почти на полгода. Рассказал, как в один из таких отдыхов у талицких знакомых встретил их родственника-офицера, служившего в Петропавловске-Камчатском. Тот в шутку и всерьёз всех пригласил в гости. Николай в тот момент промолчал, но адрес запомнил. Его отпуск подходил к концу… И волею судьбы буквально через 10 дней он по работе уже на Камчатке. Того знакомого дома не оказалось: служба. И всё-таки, чтобы удивить балабола, целую ночь наш земляк его прождал, приехал тоже к нему не с пустыми руками. «Это так ты гостей встречаешь!» — пожурил утром петропавловца. «Надо было видеть, как он поразился моему приезду, — смеясь, вспоминает бывший моторист. — Вроде только чуть больше недели назад беседовали в Талицком, и — уже Петропавловск».

Рассказал Курлов и о том, как хорошо в стране работала (и работает) служба госбезопасности. Обратный путь из родного дома всегда лежал через столицу, где проживал его близкий родственник. Москвич попросил Николая Ивановича покрестить в храме ребёнка. Конечно, согласился. Не успел прилететь во Владивосток, как вызвали в один из кабинетов: «Курлов, Вы в Москве заходили в церковь, крестили ребёнка…». Это сейчас такие слова нам кажутся нелепостью, а в 70-е годы неизвестно, чем всё могло обернуться.

— «Ну, всё, — думаю, — прощай, заграница», но отпираться не стал, всё подтвердил. Обошлось, слава богу, тогда. Только до сей поры удивляюсь работе наших госорганов.

В конце 70-х Н.И. Курлов прибыл в Талицкий в очередной отпуск, да так здесь и остался: встретил в клубе свою судьбу. Ольгу он и ранее вроде хорошо знал, но вдруг получше разглядел. Супруги Курловы с 1977-го года вместе. Николай с той поры до 2011 года безупречно трудился водителем в райпо. Воспитали с женой двух дочерей, те им подарили двух внуков: Родиона и Святослава.

Старший внук, слушая рассказы деда про дальние страны, говорит, когда вырастет, тоже станет покорять морские мили.

Подписывайтесь на нас ВКОНТАКТЕ и в ОДНОКЛАССНИКАХ или сделайте свои ЯндексНовости более близкими

Не забывайте и про наш Яндекс Дзен

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments