Общество

То ли Коля, то ли Толя

Читайте нас в

Свое настоящее имя наш земляк узнал только в пятом классе. А его жена — в день свадьбы!

Клавдия Федотовна и Николай Кириллович Посадневы из с. Мазейка в мае этого года отметили 65-летие совместной жизни.

Ученье — свет

Они воспитали четверых детей, дождались 8 внуков и 13 правнуков. Поженились рано, когда обоим было по 18 лет. За долгие годы семейной жизни притерлись друг к другу, хотя характеры абсолютно разные: супруг — по натуре весельчак и балагур, жена, наоборот, немногословная, спокойная и очень серьезная. Видимо, тот случай, когда разные половинки притягиваются друг к другу.

Супруги Посадневы признаются, что никогда не думали уезжать из родных мест, живя по принципу «Где родились, там и пригодились». А вот их дети выросли, выучились и разлетелись по разным уголкам страны. Постепенно пустел их просторный (чтобы у каждого по своей спальне было), построенный своими руками в 1973 году для большой семьи дом.

Николай Кириллович по этому поводу шутит:

— Не надо было им образование давать, все дома остались бы.
На самом деле родители гордятся своими детьми. Старший Юрий — инженер, Сергей — подполковник полиции в отставке, Людмила — директор швейного предприятия. Ольга (она трагически погибла несколько лет назад) работала фельдшером в Новопетровке.

— Дети росли самостоятельными, — рассказывает Клавдия Федотовна. — Сами тянулись к учебе. Но я все равно спрашивала у них уроки и с малых лет приучала к труду. Ведь посильная работа еще никого из ребятишек не испортила. Пока не появились дочки, сыновья помогали по дому. Зато сын Сергей в письмах из армии не раз мне спасибо сказал за это. Многие его сослуживцы и представления не имели как мыть полы.

Чего-чего, а трудолюбия и ответственности довоенному поколению, к которому относятся Николай и Клавдия, не занимать. Они рано остались сиротами. Отцы, придя с фронта, прожили недолго: Федота Тимофеевича Скоморохова не стало в 48 лет, Кирилла Петровича Посаднева — в 43 года. У молодых супругов Посадневых остались младшие братья и сестры, уже послевоенные дети, которым нужно было помочь стать на ноги. Всех держали под своей опекой.

Николай и Клавдия в молодости. Вся жизнь впереди.

Полвека среди книг

У Клавдии Федотовны трудовой стаж — полвека! Работала библиотекарем до семидесяти лет.

Говорит, в 70-е годы в Мазейке настоящий книжный бум был. Из 1400 человек населения 750 были записаны в библиотеке. Каждый день не меньше 80-ти посетителей приходили обменять книги. А свинаркам и дояркам Клавдия Федотовна носила книги и журналы прямо на рабочее место. И подворный обход делала, чтобы новых читателей привлечь.

Книги зачитывали до дыр в буквальном смысле слова. Популярными были «Вечный зов», «Поднятая целина», «Тихий Дон», «Хмель»… Они всегда были на руках.

«Читальный сезон» начинался сразу после уборочной. Длинными осенними и зимними вечерами простые труженики в отсутствие телевизоров и компьютеров коротали время за книгами. Клавдия Федотовна до сих пор помнит самых активных книгочеев тех лет: Ольгу Дмитриевну и Кузьму Николаевича Титовых, Анну Яковлевну и Александра Алексеевича Дергуновых, Анну Прокопьевну и Михаила Николаевича Лариных, Татьяну Михайловну и Василия Кирилловича Бокаревых… От родителей тягу к литературе перенимали их дети. Бывало, возвращаясь из школы, редко кто из ребят мимо библиотеки пройдет.

Общение с книгами наложило свой отпечаток и на сельского библиотекаря. Клавдия Федотовна, несмотря на возраст, остается эрудированным человеком и интересной собеседницей.

Как муж Толя оказался Колей

Как говорят, в Мазейке такое не редкость, по крайней мере среди сверстников супругов Посадневых. По свидетельству о рождении имя одно, а в повседневной жизни человека зовут совсем про-другому: Нина — Анна, Лариса — Маруся, Тоня — Татьяна…

Вот и Клавдия только в день свадьбы услышала, что ее Анатолий на самом деле … Николай.

— Мы учились в параллельных классах, — рассказывает К.Ф. Посаднева, — я его толком и не знала в школе. А тут в день росписи сельсоветчица объявляет, что браком сочетаются Клавдия и Николай. Удивилась, конечно, но ответила: «Согласна».

— Родители хотели назвать меня Толиком, — смеясь, рассказывает Николай Кириллович. — Папа пошел в сельсовет оформлять свидетельство о рождении. Сразу в метрику не заглянул, а мама и вовсе неграмотной была. Вот и звали меня, как хотели, Толиком. Более того, когда после войны родился младший брат, его записали Николаем (кто ж знал, что первого сына тоже так зовут). Я сам узнал о своем настоящем имени лишь в 5 классе, когда в школе потребовалось свидетельство о рождении.
Привыкнуть к нему я так и не смог, да и не захотел. Всю жизнь меня зовут Анатолием. Если окликнут Колей, не отзовусь.

Николай Кириллович — человек веселый, с чувством юмора. Даже, говоря о серьезных вещах, так опишет события, что слушать без улыбки его нельзя. Вот и поучительную историю о том, как тридцать лет назад стал трезвенником, рассказал с иронией.

— В этом году в нашей семье сразу два юбилея: 65 лет совместной жизни и 30 лет, как я бросил пить, — начал Николай Кириллович свой рассказ. — Многие мужики в селе, как и я, редко когда возвращались домой не навеселе. Теперь-то я понимаю, каково было жене и детям каждый день такую картину видеть. А тогда думал: «Что тут такого? Имею право после работы отдохнуть». «Вылечился» от этой привычки за один день. Летом 92-го гостил у нас внук Дима. Как-то отправили меня в Липецк с зерном. Взял и его с собой покататься. Разгрузились, зашли в столовую пообедать. Я по привычке взял еще и стопку водочки. И тут внук заплакал: «Дед, ты у нас один остался, не пей…». Не знаю почему, но эти слова всю мою душу перевернули. Я разбил стакан, есть тоже не стали. Сели в машину и домой. С тех пор спиртного ни разу в рот не брал. По деревне даже слух пошел, что меня закодировали. На самом деле я сам пить бросил. Не поверите, мир по-новому видеть стал. Даже поля другими показались, по которым каждый день ездил, красивее что ли…

— Когда Толя перестал выпивать, я словно второй раз замуж вышла, — улыбаясь, добавляет Клавдия Федотовна. — Даже Колей стала его звать. Сыновья у нас, слава Богу, непьющие. Я этому очень рада. Даже когда по праздникам собираемся, самое большое — бутылка хорошего вина на столе стоит. Да и ту до конца никогда не допивают.

Николай Кириллович тоже имеет большой трудовой стаж — 40 лет. Всю жизнь за баранкой. Работать начал еще подростком: в колхозе «Первая пятилетка» на жатке хлеб косил. Говорит, про него даже в районке писали.

Технику Николай с детства любил, хорошо в ней разбирается и всегда содержит в порядке.

— Он и внуков учил по полям на машине ездить, когда те еще до педали газа едва доставали, — говорит супруга. — Они на 80-летие преподнесли деду большой сюрприз. Пригнали новенькую «Ладу Весту»: «На, катайся!». Так что в магазин за продуктами, в больницу или в демшинскую церковь теперь с комфортом ездим.

Закруглять острые углы

Железная свадьба — так называют 65-ю годовщину брака. Железо символизирует крепкие отношения, доказанные долгими годами. Это можно сказать и про наших героев.

Клавдия Федотовна уверена, что семейное благополучие на 80 процентов зависит от жены.

— Даже если муж не прав, мы, женщины, должны уступить, быть мудрее. Именно жена обязана сглаживать острые углы, закруглять их. Когда сыновья женились, говорила им: цените свою супругу, она всегда должна быть у вас на первом месте. А дочкам советовала уважать мужей, не кричать на них и не набрасываться с упреками. Я со своим Анатолием, что бы ни случилось, никогда на людях отношений не выясняла. Дома разберемся, без чужих глаз. Потому сейчас молодые пары часто и расходятся, что на своем хотят настоять, думая, что лучше кого-то найдут. Нет, не найдете. Надо к своему супругу подход искать, коли по любви женились. Тогда в старости вам этот человек опорой станет, как мой Анатолий мне.

Подписывайтесь на нас ВКОНТАКТЕ и в ОДНОКЛАССНИКАХ или сделайте свои ЯндексНовости более близкими

Не забывайте и про наш Яндекс Дзен

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments