Общество

Земляки-добринцы проектировали и запускали космические корабли

Слева направо — друзья-земляки (сотрудники НПО «Энергия») Валентин Крутских, Артур Иванников, Владимир Грибанов. 1961 г.

Читайте нас в

В 60-е гг. прошлого века буквально все мальчишки в стране заболели космосом. Не исключение — и добринцы, причём наши земляки достигли больших успехов в деле космонавтики.

Наш край гордится инженерами-конструкторами Артуром Николаевичем Иванниковым (1936-1989) и Валентином Михайловичем Крутских (1940-1982) из Добринки, которые по окончании авиационного института участвовали в проектировании и запуске ракет и космических кораблей. Упорству этих людей можно лишь позавидовать. Сельские мальчишки решили учиться в одном из известнейших вузов столицы и в целом страны — в Московском авиационном институте имени Серго Орджоникидзе (МАИ).

В 1962-м Артур получил диплом этого заведения, его направили инженером в ОКБ-1, в г. Калининград Московской области (сейчас — г. Королёв). Так сначала называлось в СССР засекреченное Центральное конструкторское бюро экспериментального машиностроения, которое занималось (и по-прежнему занимается) проектированием ракет, потом его переименовали в научно-производственное объединение «Энергия» имени С.П. Королёва (ныне — Ракетно-космическая корпорация «Энергия»). Это одно из ведущих предприятий в ракетно-космической промышленности СССР и потом России.

— Я помню Артура как талантливого, улыбчивого и красивого парня, — вспоминает о конструкторе его одноклассник, внештатный автор районки В.И. Мальцев. — Не забуду, как девушки были от него просто без ума…

Карьера упорного и талантливого А.Н. Иванникова складывалась очень удачно. К мнению добринца прислушивались. Ему довелось побывать заместителем генерального конструктора, потом — генерального директора в Головном КБ НПО «Энергия». Наш земляк занимал должность главного инженера Министерства общего машиностроения СССР. Артур Николаевич участвовал в создании и лётных испытаниях первых пилотируемых орбитальных станций «Салют», в том числе «Салют-4» второго поколения. Руководимое им направление координировало работу долговременных орбитальных станций «Салют» и «Мир», космических кораблей «Союз», «Прогресс», «Буран». Талантливый конструктор — автор и соавтор более 150 научных работ, статей и изобретений.

Имя доктора технических наук А.Н. Иванникова, лауреата Государственной премии СССР, кавалера ордена Трудового Красного Знамени, двух орденов «Знак почёта», награждённого медалями «За освоение целинных земель», «За доблестный труд» и «В ознаменование 100-летия В.И. Ленина», навечно вписано в историю космонавтики. Похоронен он в Москве, на Новодевичьем кладбище.

К сожалению, его родственников нам найти не удалось. Скорее всего, после его поступления на работу в конструкторское бюро им пришлось перебраться к сыну в столицу, поэтому и одноклассник В.И. Мальцев ничего не может сказать ни о его родителях, ни о самом Артуре (такое редкое имя для наших мест не забудешь). По окончании школы одноклассники много раз встречались. Однако знаменитый конструктор-создатель ракет, по словам нашего внештатного автора, ни разу на встречах не был и в Добринке его не видели после учёбы…

(Об А.Н. Иванникове рассказали нам герои публикуемого ниже материала. Кстати, вместе с Артуром из Добринки ещё в ЦКБЭМ трудился Владимир Грибанов, есть общее фото земляков).

Как только запустили первый спутник, стал мечтать о космосе и 17-летний паренёк из Добринки Валентин Крутских. По окончании школы ему сначала не повезло: провалил экзамены в МАИ. Уехал в Липецк. Но мечте своей не изменил, наоборот, сильнее в ней закрепился и тщательно готовился к поступлению. Отлично отучившись в автошколе на слесаря и немного поработав, на следующий год вновь направляется в Москву. На сей раз удачно. Выбрал факультет «Производство летательных аппаратов».

Учёба давалась непросто, прежде всего, из-за отсутствия средств к существованию, поскольку в простой крестьянской семье их было у родителей пятеро: 2 дочери и 3 сына (кстати, один из братьев Валентина, Алексей, в 70-80 гг. возглавлял Добринскую типографию, где печатали районную газету). Приходилось постоянно подрабатывать парню между занятиями в МАИ. Бытовые трудности всё равно не помешали добринцу очень успешно окончить вуз.

Июнь 1955 г. Валентин Крутских — учащийся школы (3-й справа в 3-м ряду снизу).

После авиационного института Валентина Михайловича, как и ранее А.Н. Иванникова, с дипломом инженера направили в престижное ЦКБЭМ. Здесь его назначили мастером в цех по сборке ракет-носителей. Этот цех, разумеется, имел филиал на Байконуре.
Валентин всегда хотел лично участвовать в запуске ракет и космических кораблей. Он трудился над созданием проекта лунного ракетного комплекса. И в 1969-м году В.М. Крутских направили в Казахстан для подготовки ракеты-носителя к пуску.

— Врачи не разрешили ему туда лететь, — рассказывает супруга Татьяна Геннадьевна Крутских, которая некоторое время работала программистом в Центре управления полётами, — только за Валентина во время медкомиссии в один из кабинетов зашёл его товарищ… Всё получилось, никто из докторов подмены не заметил. И его в 1969-м командировали на 3 года на Байконур. Советские конструкторы трудились там с невероятным энтузиазмом.

Кто улетал на орбиту с 1969-го по 1972-й, был знаком добринцу. А вернувшись в родную «Энергию», Валентин Михайлович работал в отделе по связи с космонавтами.

В.М. Крутских (третий слева) с космонавтом Г.М.Гречко (в центре) в клубе филателистов.

В.М. Крутских уважали и ценили коллеги. Об этом говорит тот факт, что он был в разное время и парторгом, и профоргом в коллективе. Его портрет украшал Доску почёта НПО «Энергия».

Фото В.М. Крутских с Доски почета НПО «Энергия».

Только Байконур как осуществил давнюю мечту нашего земляка, так и забрал здоровье. Умер Валентин Михайлович в возрасте 42-х лет. Он многое не успел…

Любовь всей своей жизни Валентин встретил около тридцати лет.

Его будущая супруга Татьяна была девушкой неординарной во всех отношениях. Также заболев космосом еще со школьных лет, она выбрала по тем временам довольно редкую для женщин профессию и, окончив МВТУ им. Баумана, стала программистом на предприятиях родного города (ныне — г. Королёв), непосредственно связанных с обеспечением космических полетов. Но, посвятив себя столь серьезному делу, отнюдь не была «ботаником». Смелая и бесстрашная, заядлая туристка-походница, все отпуска она проводила в дальних странствиях то по горам, то по бурным рекам. Зачастую шла вперед там, где парни отступали.

— Познакомил нас с Валентином также Байконур, — вспоминает собеседница. — Однажды у меня на работе раздался звонок: незнакомый парень привез из Казахстана посылку от моей подруги, работавшей там же, на Байконуре. Мы с ней постоянно обменивались гостинцами и с нарочными их передавали друг другу. Этим парнем в тот раз и был мой Валентин, на время вернувшийся в ЦКБЭМ по рабочим делам. Скоро ему пришлось снова отправляться на Байконур, между нами завязалась переписка, а после окончания командировки начались свидания, продолжавшиеся полтора года. 

Как-то раз он прислал любимой с оказией целое ведро знаменитых байконурских тюльпанов. Таня так и шла с ними через весь город, ловя восхищенные взгляды прохожих. После, когда они поженились, Валентин непременно дарил ей на годовщину свадьбы букет тюльпанов. Ничего особенного, если бы этот день не приходился на самое морозное время — конец февраля!

— Валентин обладал удивительной способностью — находить общий язык со всеми окружающими, — вновь с теплотой отзывается о муже Т.Г. Крутских. — Надо ли говорить, каким прекрасным товарищем он был! Мог запросто уступить свою премию сослуживцу, который в данный момент больше него нуждался в деньгах. Кроме того, участвовал в добровольной народной дружине, следил за порядком на улицах. Помня обо всем этом, сослуживцы собирались на поминки в нашем доме еще семь лет после его смерти, старались, чем могли, помочь сыну.

На досуге В.М. Крутских любил заниматься выжиганием по дереву. Это его автопортрет с братом Алексеем, возглавлявшим когда-то типографию районки.
В.М. Крутских выжег по дереву портрет первого космонавта планеты — Ю.А. Гагарина.

Оказавшись в ученой среде, приобщившись к высотам человеческого разума, Валентин быстро стал настоящим интеллигентом: полюбил хорошую литературу и искусство, увлекся филателией, конечно, на космическую тему. В клубе филателистов бывали и космонавты. Например, в архиве семьи Крутских имеется фото, где Георгий Михайлович Гречко стоит вместе с единомышленниками по коллекциям марок, тут его считали своим. Однако это было далеко не единственное хобби земляка. Предчувствуя, что ему отпущено на свете не так уж много времени, он стремился оставить после себя что-нибудь вечное. Так пришло увлечение выжиганием по дереву. Правда, рисовать он совсем не умел, и карандашные рисунки для его картин делала супруга. Но под действием раскаленной иглы они становились как будто живыми. Позже, уже к самому концу жизни, Валентин освоил и искусство чеканки.

— Семья, как старая, так и новая, всегда оставалась для Валентина одной из главных составляющих жизни, — утверждает Татьяна Геннадьевна. — Мы жили душа в душу, и за все десять лет ни разу не поссорились. У нас в доме не было разделения на мужские и женские дела: каждый делал то, что в данный момент оказывалось необходимым. Это касалось всего: от приготовления пищи до воспитания сына.

В.М. Крутских (справа) с супругой Татьяной и родителями у отцовского дома в Добринке. 1975 год.

По словам жены, добринец свою тещу, которая по удивительному стечению обстоятельств носила точно такое же имя — Валентина Михайловна — считал родной и, как-то раз, когда не удалось вызвать «скорую», донес ее на руках до больницы. Не менее теплые отношения были у него и с остальной новой роднёй. Точно так же и Добринка стала родной для его жены и сына. Каждый год все трое проводили в нашем посёлке по неделе летнего отпуска и радушно принимали у себя гостей с малой родины главы семейства.

Эти взаимные визиты продолжались еще десять лет после смерти Валентина Михайловича, до тех пор, пока не вымерло старшее поколение добринской родни.

Внуками В.М. Крутских стали… книги! Его сын Константин полностью посвятил свою жизнь литературе. Сначала был журналистом в Москве и родном городе, потом стал переводчиком. В московском издательстве «АСТ — Астрель» в его переводах с английского, французского, итальянского, польского и чешского языков вышло около семидесяти книг: фантастических, детских, научно-популярных. Собственные фантастические рассказы печатались в журналах «Техника-молодежи», «Химия и жизнь», «Уральский следопыт» и других. Константин Крутских трижды становился лауреатом престижного литературного конкурса имени Сергея Николаевича Дурылина (русский педагог, литературовед, богослов, религиозный писатель и поэт, печатавшийся под различными псевдонимами: Сергей Северный, Библиофил, М. Васильев, И. Комиссаров, Сергей Раевский и др.).

Рано ушедший из жизни отец, отдавший здоровье отечественной космонавтике, наверняка гордился б своим сыном-писателем.

Марина ПЧЕЛЬНИКОВА.
Фото из архива семьи Крутских.

Подписывайтесь на нас ВКОНТАКТЕ и в ОДНОКЛАССНИКАХ или сделайте свои ЯндексНовости более близкими

Не забывайте и про наш Яндекс Дзен

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments