История Общество

Прогресс и Поповка: есть чему удивиться

Мы возобновляем спецпроект газеты «По родному краю на велосипеде». И подготовили для вас очередной маршрут, уже под номером 4. В этот раз держим путь в Поповку.

И дождь, и ветер…


Свои журналистские поездки мы планируем заранее. Обговариваем маршрут, назначаем встречи с интересными людьми. Поэтому мало какие препятствия могут нам помешать, в том числе и капризы погоды.

В день, когда собрались ехать в д. Поповку, синоптики обещали сильный ветер и кратковременный дождь. И не ошиблись. Нас застало в пути и то, и другое. Только выглянет из-за облаков солнце, поднимая настроение и грея нас своими лучами, как откуда-то набегут тучи и начинается сильный косой дождь. А порывы встречного ветра заставляли с двойным усилием нажимать на педали.

И тем не менее от заданного маршрута мы не отклонились. Наградой за упорство и силу воли стало приятное возвращение домой: по ровному асфальту с попутным ветерком и ясным небом над головой, а самое главное — с массой собранного материала и интересных фотоснимков. Чем и спешим поделиться с нашими читателями.

Следы масонов


Поповка и Поповский сад для многих поколений добринцев — райский уголок из далекого прошлого. Турслеты, последние звонки, военно-полевые сборы, свадебные фотосессии и отдых на природе. Каждый вспомнит что-то свое. Копнет из памяти приятные воспоминания. Лето, зелень, смех, молодость, костер и звуки гитары. Все это было на поляне у небольшого ручья, носящего название Пруды и тянущегося в сторону Павловки, где ручей впадает в реку Плавутку. Так кто же владел этими землями в дореволюционные времена?

На карте 19 века это местечко обозначено, как «Хутор». Что за хутор, откуда и чей? — ответа на эти вопросы нет. Возможно, на этом месте позже располагалось с. Среднее, а Поповки не обозначено вовсе. Картография тех времен — тема особая. Этими догадками поделился с нами коллега и краевед Вячеслав Кузьмич Искорнев. Ему также удалось узнать, что согласно описанию плана Генерального межевания Усманского уезда за 1784 год на месте нынешней Поповки была деревня княжон Поповых. Также часть деревни принадлежала князю Ивану Алексеевичу Гагарину, видному в то время чиновнику. Действительный тайный советник и камергер, сенатор и театрал. А еще князь Гагарин был одним из выдающихся масонов. Его имя стоит первым в списке учредителей петербургской ложи «Орла Российского».

Вот только почему эта деревня в несколько дворов была поделена между разными хозяевами? И кто эти княжны Поповы? Ведь именно их фамилия и дала в последующем название этому местечку. Ответы на эти вопросы еще предстоит искать.

Никольское, Бланково, Прогресс


Наш путь в Поповку лежал через сад, в прошлом принадлежавший мелкопоместным дворянам Терпигоревым. Чтобы попасть туда, пришлось сделать немаленький крюк. Плотина к саду была размыта еще весенними паводковыми водами. И до сих пор не восстановлена. Что ж, несколько лишних километров только на пользу здоровью.

Плотина на пути в сад оказалась размыта.

Плотина на пути в сад оказалась размыта.

В прошлом сельцо Никольское (Терпигорево) стояло на берегу реки Плавутки, на территории нынешнего поселка Прогресс.

После того как семья прежних помещиков разорилась, имение было продано Григорию Борисовичу Бланку и стало именоваться Бланково. А последними владельцами деревни были Бабенышевы: Иван Васильевич с сыновьями Николаем и Сергеем. Николай Бабенышев владел родовым поместьем Терпигоревых последним.

Жил он в основном в Санкт-Петербурге, в имение наведывался изредка лишь летом. Кстати, в этом фруктовом саду, согласно преданию, был похоронен его отец. Могила по пути нам не встретилась, да и найти ее, видимо, уже невозможно. Сам же Николай Иванович после революции эмигрировал в США. А в его имение вселились другие жители Петрограда. Более радикальные в своих начинаниях, но менее умелые, как оказалось в последующем, в деле хозяйствования. Сюда прислали рабочих знаменитого Путиловского завода, которые основали петрокоммуну «Прогресс». Дело их быстро прогорело, коммуну преобразовали в колхоз, а славное имя «Прогресс» пришлось оправдывать уже другим, коренным жителям, более знакомым с крестьянским трудом.

Этот сад — только промежуточная точка к месту нашего назначения, но он стоит того, чтобы ненадолго здесь задержаться.

В «бунинском» саду


«Помню раннее, свежее, тихое утро… Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и — запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести. Воздух так чист, точно его совсем нет…». Эти строки из рассказа Ивана Бунина «Антоновские яблоки» удивительно точно передают состояние человека, оказавшегося ранней осенью в старом Прогрессовском саду.

Его можно назвать бунинским из-за необычайно густого аромата антоновских яблок, которых в урожайные годы здесь бывает в большом изобилии.Старожилы рассказывают, что этот сад был заложен вскоре после войны. Несмотря на тяжелую еще жизнь, люди смотрели в будущее, думали о завтрашнем дне. Разбили его на правом берегу Прогрессовского пруда, в районе так называемой Левады (так местные жители зовут живописное природное образование).

Председатель колхоза, Герой Социалистического Труда Трофим Ермилович Бугро специально посылал машину в Мичуринск за саженцами для будущего сада. Там были разные сорта яблонь и груш. Многие погибли от времени. Но знаменитая антоновка выстояла. Правда, плодоносит она нерегулярно (через год — два). Плоды крупные, желтые, без единого пятнышка и червоточинки. Добринцы приезжают сюда и собирают урожай.

А сам сад и пруд по-прежнему являются излюбленным местом отдыха для добринцев. Чего, увы, уже не скажешь о саде в бывшей д. Поповке — тоже в свое время не менее популярном среди любителей отдыха на природе.

Николай Васильевич Саранцев.

Николай Васильевич Саранцев.

Кстати, по словам жителя п. Прогресс Николая Васильевича Саранцева, в войну на краю левады был расположен ДОТ (долговременная огневая точка), стояли зенитки. А к северо-западу от деревни Поповки вырыли окопы.

«От какой красоты уехали!»


Поповка — одна из многих деревень, уже не существующих ныне на карте района. Но она жива в памяти тех, кто здесь родился, вырос и, несмотря ни на что, провел лучшие годы своей жизни. Многие, покидая умирающую деревню, не захотели далеко уезжать и обосновались в Прогрессе.

Мария Григорьевна Паневина в марте нынешнего года отметила свое 80-летие. И, хотя живет в райцентре уже более пятидесяти лет, частичка ее души навсегда осталась в той маленькой деревушке.

Их семья переехала в Поповку из Талицкого Чамлыка в 1947-м году.

Мария Григорьевна Паневина.

Мария Григорьевна Паневина.

— Отец вернулся с войны в декабре 46-го, — вспоминает собеседница. — Голод был страшный. И родители решили перебраться в Поповку, где жила мамина сестра. Почему-то считали, что там будет легче пережить трудное время.

ПОГИБШИЕ НА ФРОНТЕ ИЗ КОЛХОЗА «ПРОГРЕСС»
Рядовые: Баскаков Тимофей Иванович, Дымов Сергей Семенович, Казьмин Павел Ефимович, Труханов Федор Борисович, Кореневский Иван Григорьевич, Кореневский Сергей Иванович, Крутских Федор Иванович, Лаптев Константин Антонович, Секачев Владимир Федорович, Паневин Яков Ильич, младший лейтенант Лаптев Федор Васильевич, гвардии старшина Труфанов Иван Федорович, гвардии старший сержант Бугро Иван Трофимович, сержант Лаптев Спиридон Федорович, младший сержант Трусов Николай Алексеевич.

По воспоминаниям Марии Григорьевны, в Поповке была всего одна улица из 22-х домов. Напротив, через пруд, — сад. Купили небольшой домик и зажили своим хозяйством. Все, что было нужно для пропитания семьи из пяти человек, выращивали на своем огороде. Мать работала на свекле, отец — сторожем. Денег ни у кого не было: работали за трудодни. После уборки урожая с колхозниками производили расчет. Если год был хорошим, то на каждый трудодень выдавали по 150-200 граммов хлеба, в неурожайный — по 100 . Хлеб пекли сами, в русских печах. А зерно на муку ездили молоть в п. Ильича.

В Поповке никогда не было своего магазина. Но местные жители до поры до времени без него прекрасно обходились. У всех был полон двор скотины: обязательно корова, гуси, куры… Сеяли просо на пшено. А если чего-то не хватало, можно выписать в колхозе, где был большой общественный огород, пасека. Излишки домашних продуктов продавали на рынке — вот и деньги.

Ребятишки каждый день ходили пешком по полевой дороге в Прогрессовскую школу: четыре километра туда и обратно (этот путь мы преодолели на велосипедах по едва проторенной и малоизъезженной дороге, проходящей, кстати, рядом с красивейшими пейзажами: бескрайними полями, круглыми, как блюдце, болотцами, небольшой березовой рощицей).

Зимой учеников возили на колхозной лошади. Посадят в сани, укроют потеплее — и в путь. В Прогрессе учились по 4-й класс, потом — в Чуевской школе. Тоже ходили пешком. Никто не боялся отпускать детей одних, время было спокойное.

Жили в деревне вольготно. Правда, блага цивилизации до Поповки доходили очень медленно. Избы крыты соломой, полы у многих земляные, электричества не было, за водой ходили в общий колодец, вырытый посреди деревни… Вот и стали люди потихоньку уезжать отсюда.

— Мы с мужем и тремя детьми перебрались в Прогресс в 66-ом, — рассказывает Мария Григорьевна. — Здесь тогда стали давать квартиры. Первое время очень скучали: от такой красоты уехали! Весной черемуха цветет, сирень, соловьи поют… Такой природы я больше нигде не встречала.

Приходили с фронта «похоронки»


Валентина Сергеевна Перова родилась в 1937 году в Поповке, в то время одной из бригад колхоза «Прогресс». Родители переехали сюда из Усмани в начале тридцатых, тоже чтобы пережить трудное голодное время и прокормить пятерых детей. А вскоре началась война.

Глава семьи, Сергей Николаевич Брагин, ушел на фронт. Был тяжело ранен. А дальше совсем, как в кино. Его привезли на лечение в госпиталь, который располагался в здании Чуевской школы, считай, что солдат дома находился. Когда поправился, снова на передовую. Вскоре семья получила «похоронку». А в 43-ем родилась дочка, которую Сергею Николаевичу никогда не суждено было увидеть.

Валентина Сергеевна Перова.

Валентина Сергеевна Перова.

— В нашу деревню с войны мало кто из мужиков вернулся, — вспоминает Валентина Сергеевна, — поэтому все завидовали семье Лазукиных, в которой все три брата остались живы: Александр, Николай и Алексей, да еще зять Никита Жезленков.

С раннего детства Валентина Сергеевна трудилась наравне со взрослыми.

— Матери вязали снопы, а мы их таскали. Сколько мне тогда лет было? Я вам и не скажу. Сколько себя помню — всегда работала.

Конечно, детвора находила время и для своих забав. Играли в лапту, гоняли мяч, самый настоящий, резиновый (его выменивали у тряпичника на старые вещи).
Их семья уезжала из деревни в числе последних, когда там уже все совсем развалилось.

Попова из Поповки


Деревня Поповка знаменита, прежде всего, тем, что здесь жила Герой Социалистического Труда Евдокия Семеновна Баскакова. Родилась она в 1908 году в крестьянской семье в с. Беляево под Усманью. С 1929 года трудилась в колхозе «Прогресс» Добринского района до самого выхода на пенсию в 1960 году. В 1935 году была назначена звеньевой свекловодческой бригады. Ежегодно звено Евдокии Баскаковой собирало рекордные урожаи сахарной свеклы. Избиралась депутатом ВС РСФСР 2-3 созывов и делегатом Восьмого Чрезвычайного съезда Советов СССР. Была в ее биографии и встреча со Сталиным. Скончалась 8 февраля 1969 года. Похоронена на Чуевском кладбище.

Забавно, что основную часть своей жизни Евдокия Семеновна Баскакова (в девичестве Попова) прожила именно в Поповке.

Те, кто общались с Евдокией Семеновной, говорят о ней как о простой крестьянской женщине, которая была радушной, хлебосольной хозяйкой. И это при том, что Баскакова была награждена Сталинской премией, орденами Ленина и «Знак Почета», а в 1948 году ей было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

После того, как Евдокия Семеновна была избрана депутатом Верховного Совета РСФСР, ей, единственной в деревне, провели телефон. По статусу положено. Из-за этого телефона выходили порой курьезные случаи. Звонят, бывало, из райкома или райисполкома: «Не подскажете, где сейчас Евдокия Семеновна и можно ли пригласить ее к телефону?». Ее отец, человек простой и малообразованный, с которым она жила в одном доме после смерти мужа, берет трубку и отвечает: «Дунька-то? Да вона, во дворе навоз чистя!».

Статус статусом, а сама Евдокия Семеновна сильно не зазнавалась. Женщина, по воспоминаниям старожилов, была энергичная, хваткая и очень работящая. Держала в хозяйстве овец, коров, быков. Успевала везде. И даже слишком. Вот случай. Очередная поездка по депутатской линии в столицу. Чтоб без толку не ездить, зарезала двух баранов: продать мясо в Москве. Навалила пару мешков на плечи — и на вокзал. Поезд ожидает, проводница, предупрежденная, что в вагон садится депутат, высматривает важную фигуру среди пассажиров. А тут эта женщина с мешками, за которой почему-то семенит начальник станции.

— Куда же вы, женщина? В вагон депутат сейчас садится, а вы тут… — обращается проводница к Баскаковой.

— А я вам кто, … или депутат?!! — Евдокия Семеновна за словом в карман не лезла.

На месте исчезнувшей деревни


Расстояния, что нам, привыкшим передвигаться на транспорте, кажутся весьма приличными для пеших прогулок, для наших предков были сущим пустяком. Например, от центра Добринки до деревни Поповки всего-то 5 километров. Но кому придет в голову отправляться туда пешком? А вот еще лет 50-60 назад сельчане запросто ходили к родственникам в гости, в магазин или по своим надобностям в Добринский сельсовет, к которому относилась Поповка.

Вот что рассказал нам 80-летний житель Чуевки Валентин Дмитриевич Логунов.

— Переселялись сюда после революции, когда у помещика Попова отобрали земли. Всем желающим безземельным крестьянам нарезали участки. Поэтому население получилось сборным: из д. Наливкино, расположенной неподалеку, из Островки, Студенки, других мест. Моя тетя Дуня, например, приехала из д. Казаки (ныне Мордовский район). В детстве вместе с другом Валерой мы часто ходили к ней в гости. Многое отложилось в нашей памяти. Хотя жили в Поповке трудно, но умели радоваться жизни, веселиться. Люди тянулись друг к другу. В свободное от работы время собирались у кого-нибудь дома. Играли в лото или карты (подкидного дурака).

Мы, мальчишки, тоже находили себе занятие по душе. В старом саду стоял заброшенный саманный домишко. Когда-то в нем размещались колхозные ясли. Крыша дома была соломенной. Под стрехами гнездилось множество воробьев. Мы, как стемнеет, брали фонарики и ловили их. Правда, тут же отпускали. Такая вот ребячья забава.

Я дружил с сыном Баскаковой — Пашкой, в то время учеником Чуевской средней школы. Его мать была очень гостеприимной, приветливой. Как-то встречает меня на улице и спрашивает:

— Ты к кому?

— К тете Дуне.

— Нет-нет. Пойдем ко мне сначала.

И ни за что не отпустит, пока не накормит — не напоит.

Могила Баскаковой на Чуевском кладбище.

Могила Баскаковой на Чуевском кладбище.

* * *

Вид с плотины на ручей у Поповского сада.

Вид с плотины на ручей у Поповского сада.

Подъезжая к Поповскому саду, мы не встретили даже малейшего намека на то, что здесь когда-то жили люди.

На краю этого сада раньше росли огромные серебристые тополя — настоящие гиганты. Лет 20 назад они погибли. Это был своеобразный ориентир. Выходишь из Чуевки в поле и сразу видишь их. На этих деревьях было видимо-невидимо птичьих гнезд. Сад изобиловал различными фруктовыми деревьями и плодовыми кустарниками. Много было яблонь старинных сортов: анис, заячья морда, преснушка, антоновка и китайка. Особенно поражала черемуха с необычайно крупными плодами — как крупная смородина, очень сладкая, не вяжущая рот.

Тут когда-то была деревня Поповка. Здесь же стоял дом Евдокии Баскаковой. Сейчас от этого не осталось никаких следов. Распаханное поле и не убранная еще с прошлого года кукуруза...

Тут когда-то была деревня Поповка. Здесь же стоял дом Евдокии Баскаковой.
Сейчас от этого не осталось никаких следов. Распаханное поле и не убранная еще с прошлого года кукуруза…

Сейчас бывший сад не узнать. Все сравнялось, заросло деревьями, кустарниками и высокой травой. Когда-то полноводный ручей, обмелел из-за распашки берегов. Его русло постепенно затягивает грунтом, смываемым паводковыми водами и дождями. Мы с трудом пробрались вглубь сада и даже нашли здесь следы пребывания человека: место от кострища и разбросанный неподалеку мусор. Видимо, кто-то по старой памяти заехал сюда отдохнуть, а вот убрать за собой не удосужился. Но мы бы не советовали выбирать Поповский сад в качестве места для пикника. Огромных размеров комары, тучей кружащие над травой, и клещи (их мы тоже увидели) не позволят вам расслабиться ни на минуту.
Попытались мы найти следы некогда существовавшей тут деревни. Но, увы, не осталось уже ничего, что напоминало бы о Поповке.

Грустно…


Валерий ВОЛОКИТИН,
Сергей ГОРБАЧЕВ,
Ольга ФРОЛОВА.
Фото Романа Панова
и Сергея Горбачева.

6
Отправить ответ

6 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
  Подписка  
Уведомлять меня о
Шведун Геннадий

Мои дед Мещеряков Иван Иванович и бабушка Мещерякова Елена Федоровнв(Лаптева) жили в этой деревне,там родилась мама Надежда Ивановна,ее сетра Нина и брат Ким.Очень было интересно прочитать.

Виктор

Уважаемая В.Н., переходя на наградной лист Дымова С.Д. я вижу http://podvignaroda.ru/?#id=20284045&tab=navDetailDocument

Тарасова В.Н.

Виктор, третьим в поиске сайта Память Народа стоит Дымов С.Д. 1895 г.р. Это он.

Виктор

По поводу награждения орденом Красной Звезды Дымова Семена Дмитриевича. Возможно, ошибка сайта, так как в наградном листе указан год рождения 1904 и место призыва Курский ГВК, Курская обл., г. Курск, так что возможно указан полный однофамилец.

Тарасова В.Н.

Поповка была для меня сказочным местом. А жили в этой крохотной деревеньке два Героя Социалистического Труда. В конце 20-х годов туда переехал и мой дедушка с семьей из Усманского района в коммуну «Прогресс. Его звали Дымов Семен Дмитриевич. На войну ушел с двумя сыновьями — Александром и Сергеем. Сыны погибли, деда вернулся .Недавно нашла на сайте Память Народа, что он награжден орденом Красной Звезды, но я у него его не видела. Видимо в военной неразберихе не вручили.Так вот , в 1947 году мой дед получил звание Героя Социалистического труда и жил он напротив Баскаковой теть Дуси (как я ее звала).

Виктор

Деревня Поповка не имеет никакого отношения к мифическим княжнам Поповым. Название по фамилии усманских купцов Поповых, имение которых находилось там.