История Общество

Среднее

Родина известных врачевателей, место последнего пристанища двух Героев Социалистического труда и всего одна жительница села — все это о нем, о Среднем…

Погожим сентябрьским деньком группа журналистов и энтузиастов отправилась на велосипедах в очередную поездку по родному краю. Наш путь лежал в с. Среднее Петровского сельского поселения. Родина известных врачевателей, место последнего пристанища двух Героев Социалистического труда и всего одна жительница села — все это о нем, о Среднем…

Из истории села
Среднее также носило названия Позднеево, Гагарино. Поселено помещиком О.А. Позднеевым в 1770-е гг. По данным 1795 г., было во владении князей Гагариных. В документах 1862 г. — деревня Позднеева-Средняя, 19 дворов. Название — по местоположению в середине владений князей Гагариных. (Из книги «Липецкая топонимия» В.А. Прохорова).

САРАНЦЕВЫ


Идею совершить нашу очередную поездку в это село нам невзначай подкинул Николай Васильевич Саранцев, который был одним из героев прошлой публикации, посвященной Прогрессу и Поповке. Он упомянул, что сам родом из Среднего, как, наверное, и все Саранцевы, проживающие в районе. По семейной легенде, в стародавние времена семейство Саранцевых привез в эти края князь Гагарин «откуда-то из-под Саратова».

Один из предков Николая Васильевича Семен Григорьевич был купцом, держал в селе постоялый двор с винной лавкой. Постояльцев хватало. Ведь через Среднее гоняли гурты (стада крупного рогатого скота) из Мордово в Козлов (нам не удалось уточнить, но, возможно, что и дальше — на Москву). Подробнее о семье Саранцевых мы расскажем в одном из следующих номеров газеты.

ТАМ, ГДЕ ХРАМ СТОЯЛ


Дорога от Добринки до автобусной остановки с надписью «Среднее» заняла меньше часа. Мы ехали по новенькому асфальту, наслаждаясь видами недавно убранных полей и придорожных лесонасаждений, которые украшали кусты с алыми гроздьями рябин. По пути увидели пару любопытных знаков. Один указывал на то, что здесь можно встретить диких животных, второй обозначал природный памятник, находящийся под охраной ЮНЕСКО — болото Разрезное.

Единственное (но очень существенное неудобство) для велосипедистов — то и дело проносящиеся мимо автомобили. Поэтому, забегая вперед, скажем, что обратно мы поехали в окружную — через д. Ржавец и Салопановский пруд. Времени потратили больше, зато чувствовали себя на этой практически безлюдной дороге в полной безопасности.

Итак, достигнув цели своего путешествия, мы спешиваемся с велосипедов и, обдуваемые легким ветерком, не спеша идем по бывшей улице села. И атмосфера этого чудесного дня уже не кажется такой приветливой, как вначале. Грустно было наблюдать, что от довольно большого когда-то села, с церковью и школой не осталось практически ничего. С одной стороны чернела свежевспаханная пашня, с другой выстроились вдоль дороги кустарники — остатки садов и единственный домик-новострой.

На месте пашни раньше стояли дома. Улица длилась около двух километров. В руках - остатки былой жизни: ржавыый самолдельный гвоздь, керамика и задвижка от ворот.

На месте пашни раньше стояли дома. Улица длилась около двух километров. В руках — остатки былой жизни: ржавый гвоздь, керамика и ручка задвижки.

Подумалось: а ведь на протяжении почти 250 лет здесь рождались и жили люди. Они растили хлеб, ходили в храм, справляли праздники. И верно служили Отечеству, участвуя в войнах против захватчиков. Этих людей уже давно нет среди нас, лишь их многочисленных потомков можно встретить сейчас в городах и весях нашей большой страны.

По архивным данным в начале 19-го века здесь проживало 230 мужчин и 290 женщин. В их распоряжении было 444 десятины земли. По итогам Всероссийской переписи населения 2010 года, в селе Среднее проживал всего один человек (женщина).

В селе была церковь, освященная в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Престольный праздник в Среднем отмечали 1 октября (по старому стилю). Имелась церковно-приходская школа.

На месте, где стоял храм, удалось обнаружить только лунки, оставленные черными копателями и кирпичи от разрушенного здания.

На месте, где стоял храм, удалось обнаружить только лунки, оставленные черными копателями и кирпичи от разрушенного здания.

В 1907 году священником Покровского храма был Иустин Лавров, псаломщиком — Илья Назаров. Много переживаний выпало на долю священника Иустина Лаврова. Дочь вышла замуж за Спасского, служившего священником в том же селе Среднее, но в годы Советской власти отказавшегося от сана и публично призывавшего к тому же все духовенство. Сын Иустина Лаврова ушел добровольцем в Красную армию. Семью в годы коллективизации раскулачили, обобрав до нитки. Невозможно сказать, эти потрясения толкнули Иустина Лаврова на безрассудный поступок или была тому другая причина, но в 1935 году он покончил с собой, о чем есть запись в документах Государственного архива новейшей истории Липецкой области.

Не все было благополучно и в жизни его зятя Спасского. Несмотря на его переход в лагерь безбожников власти Добринского района обложили бывшего священника села Среднее Спасского непосильным налогом и не давали работу. В 1928 году председатель областного отделения союза безбожников направил в Добринский райком ВКП(б) ходатайство, в котором просил не считать Спасского священнослужителем и не применять к нему те меры, которыми власть оказывала давление на духовенство — сделать налоговые послабления и трудоустроить. Резолюция первого секретаря райкома ВКП(б) на ходатайстве гласила, что его обсуждение будет вынесено на заседание бюро.

Известно, что жена ушла от безбожника и больше замуж не выходила. Дочери Иустина Спасского Лидия и Таисия одно время жили на квартире в Среднем и однажды, когда ученица пришла на урок в кофточке, реквизированной у семьи Спасских во время раскулачивания, учительница Лидия Иустиновна, увидев это, упала в обморок.

Остаток жизни сестры провели в Чуевке, учили в Чуевской средней школе детей.

В приход Покровского храма села Среднее входили, кроме Среднего, деревни Николаевка, Островка, Наливкино, а одно время, до строительства собственной церкви, и Новопетровка. Архивными документами подтверждено, что к этому же приходу относились расположенные вблизи Среднего имения землевладельцев, в частности, землевладельца Аносова — предка известного добринского танцора Владимира Аносова.

Рядом с местом, где стоял храм, в кустах — могила с крестом. К сожалению, нам не удалось выяснить чья она. Видимо, здесь покоится кто-то из церковнослужителей. Может, кто-то из читателей подскажет нам?

Рядом с местом, где стоял храм, в кустах — могила с крестом. К сожалению, нам не удалось выяснить чья она. Видимо, здесь покоится кто-то из церковнослужителей. Может, кто-то из читателей подскажет нам?

Одним из последних священников села Среднее был Николай Михайлович Болховитинов. Ряд верующих подписали письмо архиепископу Захарию с просьбой заменить Болховитинова. Поводом стал всего лишь солидный возраст священника. За него вступился благочинный протоиерей Александр Покровский, уверявший, что, несмотря на возраст, отец Николай выполняет обязанности образцово. Началась тяжба. Болховитинов вынужден был уехать из села. Воспользовавшись случаем, власти, к общему огорчению верующих, закрыли церковь.

Сегодня трудно найти место, где стоял храм. Нам помогла местная жительница Светлана Иванникова. По ее словам, здесь время от времени можно увидеть так называемых черных копателей, которые ищут на месте разрушенных домов и храма чем можно поживиться, например, старинные монетки. Здесь же, в зарослях кустов сирени, мы увидели могилу с крестом, ухоженную на вид и вовсе не заброшенную. Кто мог быть похоронен на церковной территории — пока остается загадкой. Возможно, у кого-то из наших читателей есть ответ на этот вопрос?

КСТАТИ


Первые раскулаченные в нашем районе были как раз из Среднего. 22 ноября 1929 года были арестованы отец и сын Амбросимовы и осуждены 27.12.1929 г. постановлением Особого совещания при коллегии ОГПУ по статье 58-10 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы. Отец, Амбросимов А.М., был признан виновным в том, что «критиковал Советскую власть, называл ее грабительской, которая не дает крестьянам нормально жить». Сын, Амбросимов С.А., был признан виновным в том, что во время проведения хлебозаготовок изготовлял и распространял листовки, также писал стихи, в которых неуважительно отзывался о Советской власти и критиковал систему хлебозаготовок.

Источник: Государственный архив Липецкой области.

ЧЕРНОЗЕМ БОГАТЫЙ, А ЖИЛИ БЕДНО


Заслуженный агроном РСФСР, участник Великой Отечественной войны Иван Николаевич Стуров начинал свою трудовую деятельность агрономом в Октябрьском отделении совхоза «Петровский», в которое входило с. Среднее и д. Николаевка.

По его словам, село располагалось по обе стороны дороги и тянулось примерно на два километра. До 1958 года здесь был колхоз им. Мичурина. Потом его присоединили к совхозу «Петровский». Бригадиром здесь был некто Пантерин. За хорошую работу его даже премировали мебелью, которая пришла из Москвы на станцию Добринка в вагоне.
Первым управляющим отделения был назначен Виктор Алексеевич Никитин, будущий Герой Соцтруда. Здесь он показал свои деловые качества и позже был переведен в центральное отделение.

Шли годы, но зажиточнее селяне в Среднем почему-то не становились. Те же соломенные крыши — примета того времени — никто не стремился заменить, к примеру, на железные. Да и совхозное руководство по каким-то причинам не строило здесь жилья. Постепенно люди стали покидать Среднее. Прошло немного времени, и когда-то большое село с развитой инфраструктурой (здесь был свой сельсовет, школа, почта, магазин и т.д.) просто исчезло с лица земли.

Хотя Среднее еще существует на карте благодаря единственной жительнице.

Дом Светланы Владимировны Иванниковой стоит на самом краю села, прямо за дорожной вывеской, обозначающей начало и конец этого населенного пункта (смотря с какой стороны посмотреть).

ХОЗЯЙКА ЦЕЛОГО СЕЛА


Светлана Иванникова — единственная жительница села.

Светлана Иванникова — единственная жительница села.

Светлана Иванникова — из местных. Она родилась в многодетной семье, где было десять ребятишек. Училась в местной начальной школе, потом пешком ходила в Николаевку. Получив образование, пару лет поработала на свекле и уехала в город. Вернулась на малую родину 18 лет назад, чтобы ухаживать за больным отцом, да так и осталась здесь.

Дом ее покрашен и ухожен, по словам хозяйки, она исправно платит налог на землю.  Электричество в доме есть, а русскую печь топит дровами.  У Светланы свой жизненный уклад — размеренный и независимый ни от кого. Она не считает свою жизнь трудной и не боится одиночества. Такая вот вторая Агафья Лыкова. Правда, от благ цивилизации и от общения с людьми она не отказывается.

Каждую неделю женщина ездит за продуктами в Петровский или Добринку. Держит огород, удит рыбу в небольшом водоемчике неподалеку, заготавливает на зиму грибы, варит варенье из облепихи и собирает рябину в придорожной лесополосе. Кстати, во время поездки мы повстречали нескольких мужчин с мешками, которые набирали в них ягоды рябины, чтобы сдать потом на ликеро-водочный завод для изготовления спиртовых настоек, такой вот своеобразный бизнес, правда, весьма трудоемкий.

Светлана признается, что у нее есть в городе жилье, но она предпочитает жить в заброшенном селе, куда к ней часто приезжают погостить в родительском доме братья — сестры.

ЗДЕСЬ УМЕЮТ ХРАНИТЬ ПАМЯТЬ


Дорога на кладбище.

Дорога на кладбище.

От центральной автодороги, ведущей в соседний п. Ильича, есть небольшое асфальтированное ответвление вправо. Там, за березовой рощей, находится кладбище, где хоронят своих близких жители близлежащих деревень и п. Петровский.

Пока мы оглядывались по сторонам, несколько машин с местными и иногородними номерами проехали в сторону погоста. А ведь был обычный будничный день и даже не церковный праздник. Тем не менее люди специально приехали навестить родные могилы.

У кладбища в Среднем большой резерв. Посмотрите, сколько еще неиспользованной земли!

У кладбища в Среднем большой резерв. Посмотрите, сколько еще неиспользованной земли!

Обычно кладбищем не принято восторгаться. Но это нам показалось не совсем обычным. Вся его территория по огромному периметру ограждена, причем, мы не увидели привычных, например, как на Чуевском кладбище, проломов в ограде, через которые живые проторили себе дорогу поближе. Здесь несколько «официальных, если так можно выразиться, входов на кладбище. И каждый со своими воротами. Видели, как убиравшая могилку женщина на руках выносила охапки сухой травы и складывала их в общую кучу за оградой. Ей и в голову не пришла мысль бросить их на пустыре недалеко от захоронений.

Познакомились. Галина Уколова (в девичестве Глотова) оказалась уроженкой этих мест. Сейчас живет в Николаевке. Она с ностальгией вспоминает, как жили ее земляки: дружно и весело. По вечерам бабушки 70-80 лет собирались у какого-нибудь дома и играли в лото. Почти каждая семья — многодетная. У Глотовых, например, было 9 ребятишек. Школьников зимой в 25-градусный мороз сажали в сани, цепляли их к гусеничному трактору и везли в Николаевскую школу. Такой вот был подвоз.

Галина Уколова.

Галина Уколова.

Мать Галины работала в Николаевке. А вскоре их семья решила переехать туда насовсем из умирающего села, в котором даже некому уже было продать дом. Так он со временем и развалился…

Могила нашего коллеги Игоря Ветловского, краеведа, много написавшего об истории села Среднее.

Могила нашего коллеги Игоря Ветловского, краеведа, много написавшего об истории села Среднее.

Мы еще какое-то время побродили по заботливо ухоженному руками земляков кладбищу. Нашли могилы известных в районе людей: Героев соцтруда Ивана Павловича Ксенза и Виктора Алексеевича Никитина, нашего селькора Игоря Николаевича Ветловского, возложили цветы. Кстати, Иван Павлович Ксенз, хоть и родом не из наших мест, но петровская земля стала для него родной. Он даже завещал похоронить себя на кладбище в Среднем, что и было исполнено его потомками. О многом говорит и эпитафия на его могиле: «Он бесконечно любил эту землю, и пусть она ему будет пухом»…

На могиле у И.П. Ксёнза.

На могиле у И.П. Ксёнза.

Еще один любопытный факт об этом погосте. Легенда гласит, что в окрестностях села происходили схватки с бандой Васьки Карася. Некоторые из погибших были похоронены на местном кладбище в так называемом «бандитском углу».

КОСТОПРАВЫ И ВРАЧИ


Отношение к народным целителям всегда было неоднозначным. Одни безраздельно верили им и шли за помощью, другие смотрели на далеких от официальной медицины лекарей весьма скептически. Но отрицать это явление мы не можем хотя бы потому, что на протяжении многих десятилетий в нашем районе, а точнее в с. Среднем, жила династия врачевателей Красавиных, которые реально помогали людям исцелиться от заболеваний, как бы мы сейчас сказали, связанных с травматологией.

Переломы, ушибы и разные травмы они лечили с помощью мази собственного изготовления. Вправляли вывихи, накладывали при переломах лангеты из лубка (вместо гипса). За снадобьем «от Красавиной» приезжали со всей страны. Существует много легенд о его чудодейственных свойствах. Сейчас уже не разберешь, где правда, а где домысел, поэтому будем опираться только на те факты, что нам удалось раздобыть.

Краевед из д. Николаевки Игорь Ветловский, ныне покойный, когда-то собирал материал о роде Красавиных. Некоторые сведения он узнал от коренного жителя с. Среднее Владимира Антоновича Саранцева. С его слов Игорь Николаевич записал такую историю.

Как-то к одному из красавинских врачевателей Никифору Красавину прискакал важный гонец из Санкт-Петербурга. Требовалась помощь дальней родственнице царя Александра I, которая, упав с лошади, переломала себе кости и ей не могли помочь даже лучшие эскулапы Европы. В тот день Никифора увезли в столицу. А через месяц благодаря его лечению больная встала на ноги. Народного целителя вроде бы даже оставляли врачевать при дворе, а он, не простившись ни с кем, белой петербургской ночью пешком ушел на родину. Но, скорее всего, денежное вознаграждение он все-таки получил. Потому что Владимир Никифорович, один из его сыновей, позже использовал семейные деньги (видимо, их было немало) на строительство храма в родном селе.

Вообще же, Красавины, помогая людям, никогда не ставили своей целью обогащение таким способом. Плата за их снадобье была чисто символической и по большей части окупала ингредиенты, которые требовались для его изготовления. А жили хорошо благодаря своему трудолюбию. У Устина Тимофеевича Красавина была ветряная мельница, которая приносила неплохой доход. Из-за нее-то в 30-е годы Красавиных и раскулачили.

Еще один их дом, построенный то ли в конце 19, то ли в начале 20 века, сохранился по сей день на улице Линейной в Добринке. По семейным преданиям, еще до революции его приобрел Устин Тимофеевич, чтобы те страждущие, кто приезжал на поезде к Красавиным, могли переночевать под его кровом, а утром на лошадях ехать в Среднее.Этот дом позже был подарен дочери Ольге после свадьбы с Дмитрием Насоновым примерно в 1917-1920 гг. Позже, уже во второй половине 20 века, дорогу к этому небольшому кирпичному домику знали все, кому требовалась знаменитая мазь «от Красавиной». Здесь долгие годы жили потомки У.Т. Красавина.

Один из них — Александр Сергеевич Шпрыков, сын дочери Ольги Устиновны — Надежды Дмитриевны, живет сейчас в Нижнем Новгороде. Он — врач-пульмонолог и фтизиатр, профессор Нижегородской государственной медицинской академии. Но часто наведывается в родные места, чтобы навестить могилы близких. На Чуевском кладбище похоронены его прабабушка Анна Климовна, бабушка Ольга Устиновна и тетя Таисия Дмитриевна Красавины.

 Мы связались с Александром Сергеевичем по телефону,  чтобы побольше узнать о его известных предках. Он любезно предоставил нам фотографии из семейного альбома и сообщил следующее.

На первом фото — Устин Тимофеевич Красавин. Он имел в Среднем мельницу, был церковным старостой, лечил больных (составлял мазь и был костоправом). На втором фото — его жена Анна Климовна (Климентьевна), на третьем — их дочь Ольга Устиновна.

На первом фото — Устин Тимофеевич Красавин. Он имел в Среднем мельницу, был церковным старостой, лечил больных (составлял мазь и был костоправом). На втором фото — его жена Анна Климовна (Климентьевна), на третьем — их дочь Ольга Устиновна.

В конце 19 века в Среднем больных лечили Тимофей Красавин и его дети: старший Владимир и младший Устин. В начале 20 века семейное дело продолжили Устин Тимофеевич и его жена Анна Климовна (Климентьевна). После смерти Устина Тимофеевича в 1928 (?) году (он похоронен около церкви в Среднем, так как был церковным старостой), его жена в 30-е годы переехала из Среднего в Добринку и стала жить со своей дочерью Ольгой, вместе с которой продолжала лечить людей. В 1948 году она умерла, а Ольги Устиновны не стало в 1975-ом. Семейный секрет мази остался уже у ее дочерей Надежды, Людмилы и Таисии — по фамилии отца Насоновых. Из них только одна Таисия Дмитриевна (умерла в 2000 году) имела медицинское образование, работала фельдшером. Остальным талант врачевания был дан от природы.

Передался он и потомкам рода Красавиных. Многие из них, наших современников, стали профессиональными врачами. Например, двоюродный брат А.С. Шпрыкова Владимир Аничкин работает хирургом, живет в Белоруссии. Его сын Андрей тоже врач, сестра Ольга Сергеевна — врач-терапевт, заместитель начальника военного госпиталя в Подмосковье. Жена А.С. Шпрыкова Ольга Николаевна — кандидат медицинских наук, врач-микробиолог, их сын Сергей с женой Ольгой также врачи. Но вот делать мазь никто из них не берется. Это связано с тем, что сейчас для доказательства эффективности любого лекарства необходимо провести клиническиские испытания и научные исследования на сотнях больных. Правда, в народе «ходит» рецепт «мази от Красавиной», которую якобы можно составить самому, но Александр Сергеевич утверждает, что к оригиналу она не будет иметь почти никакого отношения как многие контрафактные продукты. Единственная, кто все еще изготавливает изредка целебный продукт — его мама, 85-летняя Надежда Дмитриевна, она живет в Подмосковье.

К сожалению, в нашем районе не осталось никого из рода Красавиных. Но память об их добрых делах живет у благодарных земляков.


Валерий ВОЛОКИТИН.
Вячеслав ИСКОРНЕВ.
Ольга ФРОЛОВА.
Сергей ГОРБАЧЕВ (фото).

Отправить ответ

  Подписка  
Уведомлять меня о