Общество

Корреспондент “ДВ” провела целый день с участковым и посмотрела на его работу

Капитан полиции Александр Тарабцев показал, как обычно проходят его будни

Александр Вячеславович Тарабцев служит в ОМВД по Добринскому району с 2002-го года, участковым уполномоченным полиции — с 2005-го. Участник боевых действий в Чечне, награждён медалями МВД 1-й и 2-й степени «За отличие в службе». В минувшем году занял 2-е место в областном конкурсе «Народный участковый».


К 8 часам — на службу, перед этим поцеловать супругу и детей. Потом получить оружие, обязательно поучаствовать в смотре личного состава, обсудить план действий на сутки — всё это состоится, разумеется, без меня. Сажусь в служебный автомобиль к Тарабцеву у редакции, и начинается отсчёт километража (чуть менее полутора сотен). Да, так как он сам себе водитель, то тоже получает в медучреждении разрешение на выезд.

ОТ АЛЕКСАНДРОВКИ ДО ОЛЬХОВКИ


Размеры подведомственной ему территории немаленькие. Когда участковый перечислил даже не населённые пункты, а поселения, то о многом сразу же подумалось: во-первых, когда это просто можно объехать на видавшей виды «Ниве», не снижая разрешённого скоростного режима, если быть обычным, скажем, автотуристом, и, во-вторых, за сколько, интересно, времени всё это можно обколесить, заходя во многие дома и беседуя с жителями.

А.В. Тарабцев — участковый в Новочеркутинском и Пушкинском сельсоветах, а ещё давно исполняет обязанности в Нижнематрёнском и Хворостянском.
Кто хорошо знает карту нашего района, тот сразу сможет представить масштабы такого участка…

Опорный пункт находится в Александровке. Но сначала — патрулирование по улицам. Я кручу головой, обращая внимание на привычные для меня вещи, как правило, благоустройство перед жилищами. И очень вдруг перед одним крошечным домиком удивилась, когда Тарабцев вслух стал рассуждать:

— Висит постиранное бельё, значит, хозяйка «в уме».

Что его слова обозначают, наверно, не стоит объяснять, тем более ещё в этом доме проживает и несовершеннолетний. А вообще, более десятка неблагополучных семей числятся на земле участкового.

По пути заезжаем в дом Самвела Матиняна, чтобы предупредить о том, что его родственник из Армении, временно зарегистрированный на территории РФ, должен не позднее 15 ноября покинуть пределы нашей страны.

— Никого из мужчин нет дома, — сказала добродушная хозяйка, — все на ремонте кафе (на перекрёстке дороги Плавица — Хворостянка — Пушкино — прим.авт.). Но гость наш помнит о дате и собирается уезжать на днях.

(По пути в Хворостянку участковый встретится с приезжим и лично напомнит ему о дне выезда. Парень адекватно отреагирует на слова представителя власти).

Участковый напоминает хозяину Самвелу Матиняну (справа) и его гостю из Армении (2-й слева) о дате отъезда из нашей страны.

НАХОДКА ЖДЁТ ХОЗЯЙКУ


В административном здании Александровки — первая встреча с исполняющей обязанности главы Еленой Зюзиной и обмен информацией. Перед дверью в опорном пункте — режим работы и фотографии тех, кого разыскивает полиция. Но более всего меня удивил велосипед, стоящий в кабинете Тарабцева.

— На всякий случай у Вас эта техника, для «тихого подкатывания» к нарушителям порядка?

— Нет, вот недавно обнаружил его в Александровке, выявил, кто хозяйка. Та обрадовалась, благодарна мне. Но всё ей, живущей в Пушкино, некогда забрать свою потерю.

Тут к участковому заходит посетительница-пенсионерка Наталья Владимировна Соломахина по личному вопросу. Побеседовав с ней, блюститель порядка вручает женщине листовку о том, как не стать жертвой мошенников.

Снова — в путь. По дороге к автомобилю — разговор с жительницей, по словам героя публикации, «не внушающей доверия». Печально, что она маменька, как говорится, у семерых по лавкам.

ЗНАЕТ ВСЕХ НАПЕРЕЧЁТ


В Хворостянке — то же самое патрулирование по улицам и особенно — закоулкам, любимым злачным местам выпивох. Никто не встретился пьяный. И опять удивляет участковый своим вниманием к знакомым ему домам: у одного то ли разбито стекло, то ли кое-как забито — издалека нехорошо видно, но он заметил неладное. Идёт к дому. Выяснил, что окно заколочено железом, какое бликует на солнце.

Недалеко от вокзала видим небольшой дымок — это приехавший домой хозяин после летних работ на чужбине решил навести у своего жилища порядочек, сжигая мусор в костре. Александр Вячеславович делает серьёзное замечание хворостянцу. Тот сразу же проникся ситуацией.

Движемся далее. Тарабцев идёт в один из домов.

— Тут у меня одиноко условно осуждённый проживает. Любитель выпить. Пойду на него посмотрю, обещал мне больше ни-ни…
Хозяин выходит к участковому. Точно — трезвый…

ПОД ДОЖДЁМ 10 КМ — ЗА ВОРОМ


Прибываем в Нижнюю Матрёнку. Глава В.В. Батышкин, хоть и отпуске, но в курсе всех событий на своей территории, беседует с полицейским.

— Вадим Владимирович, — говорит мой «экскурсовод», — внештатный сотрудник полиции, в любой момент готов прийти нам на помощь.

Буквально недавно в этом же селе была совершена кража досок, какую менее чем за сутки раскрыл участковый вместе с опергруппой. Встречаемся с пострадавшим Виктором Овцыновым. Он так благодарил А.В. Тарабцева за находку!

— Ведь в сарае доски мои лежали под замком, — рассказывает он, — взломал его преступник. И пускай после суда их теперь мне днём везёт, чтоб все нижнематрёнцы видели, кто тут у нас вор. В тёмное время суток я у него их не возьму.

Виктор Овцынов очень возмущён фактом кражи из его сарая досок. Мужчина говорит, что не примет их в тёмное время суток.

Возмущению Овцынова не было предела, ведь «приглядевший» себе его имущество — почти сосед, живёт неподалёку. Правда, ход с чужим добром сделал к своему дому огромный: по полям, более десятка километров.

— Рядом с сараем, — вспоминает Александр Вячеславович, — увидел следы от копыта коня и телеги. Так, с хозяином и опергруппой двинулись пешком на поиски. Опасались, что следы смоются: поливал сильный дождь, но нас, конечно, это не остановило…

Далее участковый проводит профилактическую беседу ещё с одним условно осуждённым нижнематрёнцем. Тот, довольный и, кстати, также трезвый, начинает мне позировать.

— Такой фотосессии у меня никогда не было, — смеясь, заявляет мужчина.

«ПОНЯТЫЕ, РАСПИШИТЕСЬ!»


В Ольховке сотрудник полиции навещает пострадавшую от своего любимого. Много раз он поднимал на неё руку, а в последний (всё-таки хочется верить, что так и будет) просто забил почти до смерти: сломал руку, челюсть, нос. У женщины — огромное хозяйство: несколько голов крупного рогатого скота, коровы. А как их доить-то одной рукой. Её перекошенное лицо, поможет которому только хирург-косметолог, выглядит, мягко говоря, некрасиво. Но сожитель вновь обретается тут же…

Беседа с пострадавшей на дому.

Далее Александр ищет встречи с бывшими понятыми. Именно ищет, потому что они прописаны в Липецке, в селе проживают в летнее время. Повезло: не уехали ещё. Двое встретились нам прямо на пути. И здесь же, у автомобиля, — повторный допрос.

Если коротко, то в сентябре в Ольховке в огромной бочке для полива огорода утонула женщина, тоже, кстати, прописанная в областном центре. Теперь надо окончательно доустановить: утонула или утопили, или убили, а потом утопили… А эти двое присутствовали при изъятии тела из воды.

Разговор небыстрый: надо досконально было ольховцам вспомнить всё, что произошло в тот день, кто куда ходил и откуда вернулся…

ОТКАТАЕМ ПАЛЬЧИКИ?


Возвращаясь назад, вновь заезжаем в названные сёла, и Тарабцев посещает того, кого не застал дома ранее. Категории жителей — те же: неблагополучные семьи, условно осуждённые, состоящие на учёте подростки…

В Новочеркутино к автомобилю подходит ветеран педагогического труда, старейшая жительница села А.Д. Васильева и в очередной раз говорит спасибо «спасителю» её птичек. Уж и кур нет давным-давно, как, наверно, и соседской собаки, какая на них регулярно охотилась, а Александра Дмитриевна всё благодарит своего участкового.

Очередная остановка. Взяв необходимые предметы для откатывания отпечатков пальцев, сотрудник полиции заходит в дом, где проживает одинокая женщина. Объясняет ему: сожитель тут давно не живёт. Тарабцев, в свою очередь, говорит ей про необходимость дактилоскопической процедуры.

Пожалуйста, дайте пальчик!

Начинается оформление отпечатков. Честно признаюсь: видела это только в кино. Женщина, ничуть не возражая, позирует перед фотоаппаратом. Только когда выйдем из дома, Александр Вячеславович скажет, что это была злостная … неплательщица алиментов. Но жизнь её почти наладилась: младшенькому чуть-чуть осталось до 18.

УРА! ПАПА ДОМА! ИЛИ НЕТ?


Уже поздним вечером хозяин забегает домой, где его радостно встречают дочка Сонечка, четвероклассница второй школы п. Добринка, сын Тихон, 7-классник того же заведения, и супруга Надежда, с какой создали семью в 2003-м.

На ходу завтракает, обедает и ужинает одновременно.

— Мы привыкли практически к круглосуточному графику работы хозяина, — признаётся Надежда, — такая работа. Все проблемы, если возникают, решаем с ним по телефону. Отдыхаем вместе во время отпуска.

Домой Александр возвращается с дежурства поздним вечером. Семья встречает его с радостью.

Надо отдать должное, в поездке папа несколько раз звонил домой ребятишкам, находившимся на каникулах. Хозяйка — на работе. По телефону обозначил дочке с сыном фронт работы.

— Считаю себя строгим отцом, — говорит Тарабцев, — иначе нельзя.

Повидались с папулей, достаточно! Едем далее. Выхожу у дома, где мне рады не менее, чем моему «попутчику». Только я в этот день больше никуда ни ногой! А Тарабцев? Ему — на дискотеку ещё! Завтра — то же, что вчера. Послезавтра — круглосуточное дежурство. Надо сильно любить человека, чтобы это терпеть! Ему, уверена, с этим повезло.

Марина ПЧЕЛЬНИКОВА.

Подписывайтесь на нас ВКОНТАКТЕ и в ОДНОКЛАССНИКАХ или сделайте свои ЯндексНовости более близкими

Не забывайте и про наш Яндекс Дзен

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments