История Общество

Женщину в 19-летнем возрасте приговорили к заключению за то, что не смогла работать в шахте

А она только поблагодарила суд за пять лет тюрьмы

ЭКЗАМЕН НЕ УСПЕЛИ СДАТЬ…

Памяти и разуму 94-летней Антониды Петровны Куновой из Ольховки можно только позавидовать. Она прекрасно всё помнит из своей долгой и насыщенной разными событиями жизни. Но обо всём по порядку.

— Родилась я в 1926-м пятой у родителей в Березняговке тогдашнего Грачёвского района, теперь — Усманского. Когда началась война, то папу на фронт не призывали: была бронь. Он обучал в Липецке мальчишек на трактористов, многие потом из них уходили на войну и были танкистами. Колхозное руководство сильно не вдавалось в подробности: раз отец не воюет, значит, нас, детей, посылали на работы во всякий след.

Помнит она и последние уроки в школе летом 1941-го. Пришли семиклассники на экзамен по географии, а учитель заявляет им: «Ребята, спрашивать вас не буду, просто выставлю по заслугам оценки. Мне прислали повестку на фронт. Потом вернусь и спрошу…». Но не вернулся их географ Сергей Андреевич (вот его фамилию она, к сожалению, не помнит). На этом уроки, да и детство в целом у того поколения закончилось.

НАТЕРПЕЛИСЬ ЗИМОЙ НА ОКОПАХ

Тонечке едва исполнилось 15, и её с другими односельчанками, какие в основном старше были, направили копать окопы в Рамонь в 1941-м. Жителей эвакуировали, и они проживали в домах рамонцев.

— Мы совсем не знали, как правильно копать. Сказали потом — не меньше, чем в рост человека. Так мы там работали всю осень и начало зимы захватили. Вот когда тяжело было: земля мёрзлая, как камень. Сначала киркой долбили, а уж потом лопатами. Наконец, мы дождались смену: другие приехали. А я только домой прибыла, мне опять повестка — разбирать завалы на левом берегу Воронежа. Там так всё было разрушено, просто одни руины!

Лишь вернулась Антонида из Воронежа, а её уж новое направление дожидается — в Липецк, на Сырский рудник, где они до окончания войны грузили лопатой руду.

4 человека должны были нагрузить 60 тонн за смену. Жили в деревянных бараках. И сами, и одежда были все коричнево-жёлтыми от ржавчины. Там и встретила девушка День Победы. Только опять никто не собирался их домой отпускать, сказали им: «Вы теперь вольнонаёмные, обязаны будете работать в шахте с 8 до 8».

В ПРЕИСПОДНЕЙ НЕ БЫЛО СИЛ НАХОДИТЬСЯ!

Работы Тоня не боялась никогда, а вот труд шахтёра ей поистине показался каторжным. И даже не в тяжести была причина, а в том, что, когда их спустили в «преисподнюю», где молотобоец мог только лёжа отбивать руду, а девчонки, приставленные к шахтёрам по одной, должны были «железо» отгребать в вагонетку и потом её, тяжеленную, подкатывать к лифту, она поняла, что с ужасом боится замкнутого пространства. О такой болезни тогда никто не знал из простых смертных, но это шахтёрское подземелье, по её словам, стало для неё настоящим адом.

— Только одну смену я выдержала и сказала подругам, что больше туда не спущусь никогда, поеду домой. «Сталин вынес указ — 5 лет тюрьмы тому, кто без разрешения покинет рабочее место», — доложили мне. Но я этого не испугалась. Думала: тюрьма рано или поздно закончится, а труд шахтёра — навечно. Так и уехала в свою Березняговку.

«ВЫ АРЕСТОВАНЫ!»

Немного времени прошло с той поры. Мать как-то смотрит в окно: милиционер к их дому шагает. Заходит: «Кто Антонида? Вы арестованы».

Ему, взрослому человеку, стало стыдно вести девчонку под конвоем, и он сам предложил ей идти рядом. Привёз в Грачёвку, там ещё таких «преступниц» человек 10 было.

Направили в Воронежскую тюрьму, где почти 4 месяца Антонида проработала раздатчицей.

— В марте повели меня на суд. Как сейчас помню: сидят там солидные мужчины в орденах и медалях. Спросили меня, кто папа и мама, сколько классов окончила, за что туда попала. Зачитали приговор: 5 лет лишения свободы. И дали мне последнее слово. А что я, деревенская девчонка, могла сказать в ответ? Только и произнесла: «Спасибо». Суд с удивлением переглянулся.

Осуждённых отправили на лесоповал в Кировскую область. Там встречают их милиционеры с собаками у вагонов, увидели девчонок и давай на сопровождавших конвоиров кричать: «Вы зачем их сюда привезли, чтоб мы их молоком отпаивали?!»

ДОИЛА НА ЗОНЕ КОРОВУ

— Лес валить нам не довелось, мы сажали картошку, репу на расчищенных площадях.

— И как Вам заключение — легче показалось, чем липецкая шахта? — спрашиваю у бывшей «зековки».

— Для меня намного, я в подземелье просто заживо, наверно, умерла б от ужаса такой темноты и узенького пространства.

В лесу же через несколько дней нас построили и спросили: «Кто из деревни и может доить корову?». Так я и стала дояркой, и голод мне не был страшен.

За хорошее поведение и работу летом 1948-го Антониду освободили. Двоюродный племянник увидел первым её и кричит матери: «Баб Дунь, ваша Тонька идёт!». Та не поверила, только махнула рукой: сколько раз за это время он её обманывал. Лишь когда отец заметил и сказал: «Правда, она!», та побежала сломя голову встречать дочку. Сколько слёз пролили за это время обе…

СУДЬБА ЖДАЛА У ОЛЬХОВСКОГО МОСТА

Юность берёт своё, да и на измождённую заключённую Тоня совсем не была похожа. Вместе с подружками стали посещать клуб и уличные посиделки с гармошкой.

— Особенно почему-то мы, березняговские, любили ходить на улицу к большому ольховскому мосту.

Там и познакомилась Антонида Соколикова со своей судьбой — Сергеем Куновым, фронтовиком. Он считался в Ольховке на все руки мастер: и столяр, и печник, и плотник, хоть и раненым вернулся с войны.

Судьба свела их после войны. Она вернулась из тюрьмы, а он пришел с фронта. 40 лет прожили душа в душу супруги Куновы.

— Я всё ему сразу рассказала про тюрьму, чтоб не от других услышал, а лично от меня. Сергей лишь посмеялся и рукой махнул: «Что было, то было. Война». В сентябре посватались, а свадьбу на Покров Пресвятой Богородицы играли, 14 октября, причём целых три дня, не то, что теперь: несколько часов — и по домам. Первый день у нас веселились, второй — тут, у жениха, а третий тогда «разгонным» называли. Приглашённые переодевались в разные наряды, людей развлекали. Все шли по селу, в том числе молодые, веселили и угощали односельчан.

АНТОНИДА — МАТЬ-ГЕРОИНЯ

Хозяин сам построил большой дом для своей семьи, потом ставшей огромной.

— Хороший у меня был Серёжа человек, 40 лет с ним прожили душа в душу. В 1988-м его не стало, много ранений имел. День Победы считал всегда святым праздником.

Десять детей Куновы воспитали. Первыми через год после свадьбы родились двойняшки Николай и Виктор, потом почти все через два года рождались: Пётр, Михаил, Дмитрий, Владимир, Галина, Татьяна, Нина и в 1969-м, с разницей в 20 лет от первых детей, появилась самая младшенькая — Ольга.

Четверых сыновей мама уже пережила, по-прежнему стойко неся свой крест. И не растеряла бодрости духа эта женщина, столько вынесшая на своём веку. Вроде их поколение одно, много общего, только всё-таки встречаются «экземпляры», какие ещё больше успели вытерпеть. Сейчас у бабушки Тони 19 внуков и столько же правнуков.

Большое семейство Куновых.

«НЕ МОГУ УЕХАТЬ: КУРЫ ЖДУТ»

О детях своих она отзывается очень хорошо. И раньше им с отцом помогали по хозяйству да на огороде, и теперь не оставляют маму одну, по очереди проведывают, по большим праздникам все вместе собираются.

— Они меня к себе жить зовут. Но я, пока сама бегаю, буду дома жить. Потом — как хотят. Сейчас соцработница Марьяна Елисеева за мной приглядывает. Тут ещё у меня куры. Что с ними делать?

— Да зачем же Вам в таком возрасте куры? — интересуюсь у собеседницы. — Наверняка и сыновья с дочками живность держат, привезли б яичек.

— С ними мне веселее! Да и куда мне зерно, что на паи дают, девать потом? — спросила, в свою очередь, у меня 94-летняя Антонида Петровна Кунова.

Молодец, бабуля!

Марина ПЧЕЛЬНИКОВА.
Фото автора.

Подписывайтесь на нас ВКОНТАКТЕ и в ОДНОКЛАССНИКАХ или сделайте свои ЯндексНовости более близкими

Не забывайте и про наш Яндекс Дзен

Подписка
Уведомлять меня о
17 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Василий
1 месяц назад

Война была, на всей территории СССР.И чтобы победить … мама у меня 2 года прибавила, чтоб работать и получать рабочую карточку. Кормилась сама и сестру младшую. 12 лет ей было. Не судите, вы на это не имеете право.

Михаил
1 месяц назад

как это круто, судить школьниц за дезертирство из шахты… подумаешь детское рабство…

Тоха
2 месяцев назад

Фашисты сталинские!

алексей
2 месяцев назад

Военное время. В то время все жили по законам военного времени. У меня мама 1923 г. рождения, тоже работала по 12 часов в колхозе без выходных и отгулов. Главное – не было у нее никаких обид на власть, ответ у нее был простой: ” Ведь война шла, все работали кто мог.” До конца жизни была патриоткой своей Родины.

Владимир
2 месяцев назад

Убеждаюсь в сотый раз что Библия права — Человек властвует над человеком ему во вред и во все времена …..

алиса
2 месяцев назад

в то время люди это были рабы … у меня дед был председателем колхоза так землю приказал отобрать за то что не работали в колхозе … по самый дом … а мужик стал инвалидом ,его жена не могла работать . маленькие дети и муж инвалид… и всем было плевать что они могут умереть с голода … вот она правда .. в ссср были рабы а не подчинился наказан будешь …

Наталья
2 месяцев назад

Уважаемый Евгений, Вы вероятно изучили только одну часть законодательства СССР. Если бы внимательно прочли статью, то увидели, что осудили её после 1941 г. 26.12.1941 г, указанный Вами документ был ужесточен и самовольное оставление места работы приравнивалось к дезертирству и наказывалось от 5 до 8 лет тюремного заключения! Так что все вышеописанное правда!

иван
2 месяцев назад

бесхитростные люди,ни капли обиды на жизнь-святые люди,такие уже ушли,хорошо наше послевоенное поколение помнит их

Ярослав
2 месяцев назад

Рабы.

Леонид
2 месяцев назад

в общем родину грязью облить у вас не получится.

Т.к. ее у вас нет.

Евгений
2 месяцев назад

Правда, те, кто хотел сменить работу вопреки воле начальства, могли воспользоваться прорехой в законодательстве. До указа от 26 июня совершившие на работе мелкую кражу или хулиганский поступок подлежали немедленному увольнению. В стране началась эпидемия мелких краж и хулиганских выходок. Однако партия и правительство быстро прикрыли эту последнюю лазейку. С 10 августа 1940 года за те же проступки полагался год тюрьмы, если размер украденного или цинизм содеянного не предусматривали более сурового наказания.

Евгений
2 месяцев назад

Что же это за статья такая , что по ней сразу 5 лет дали !! В законе говорится совсем о других сроках , а значит статья по которой ее осудили явно не та . ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР УКАЗ от 26 июня 1940 года О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений Утверждён Законом СССР от 7 августа 1940 года «Об утверждении Указа Президиума Верховного Совета СССР „О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с… Читать дальше »

Юрий Иванович
2 месяцев назад

Дай Бог Здоровья этому человеку!

Ольга
3 месяцев назад

Автор, вы передергиваете. Ее осудили за то.что она совершила преступление под названием Саботаж. Надор было со своими страхами к старшим подходить. И не было бы срока

Жора
3 месяцев назад

Брехня всё, её за что то другое судили. пункт 5. Установить, что рабочие и служащие, самовольно ушедшие из государственных, кооперативных и общественных предприятий или учреждений, предаются суду и по приговору народного суда подвергаются тюремному заключению сроком от 2-х месяцев до 4-х месяцев. И здесь где про пять лет?

Михаил
3 месяцев назад

Цветы к ее ногам! Миллион алых роз!

Олег
3 месяцев назад

Спасибо этим людям, благодаря бесплатному труду которых, у нас была бесплатная медицина и образование