Общество

Стоят храмы в его доме

Читайте нас в

72-летний житель деревни Благодать Богородицкого сельского поселения Александр Дмитриевич ЛЕВИН имеет необычное занятие: делает копии известных православных святынь.


НИКАКИХ ГВОЗДЕЙ!

Говорит, что увлёкся этим делом лет 15 назад, причём творит свои храмы без единого гвоздя. Удивительное хобби, согласитесь! И тем всё это чудеснее воспринимается, если знать, что «строитель» — инвалид по зрению.

— Самый первый — Тобольский кремль — я пробивал, честно говоря, гвоздиками, — признаётся мастер, — в остальных ими не пользовался: уже понял, что и как надо делать.

Фото Тобольского кремля, положившего начало творчеству самоучки.
А это копия оригинала, сделанная А.Д. Левиным.

— А как же Ваша супруга к такому занятию относится? — спрашиваю у Александра Дмитриевича.

— Ольга Михайловна, конечно, поругивается на меня: большой вред зрению, говорит, наношу.

— Но Вас это, как вижу, не останавливает.

— Зимой плохо: работа временно прекращается. Я люблю, когда потеплеет, пропадать в своём гараже, там у меня специальный станок. Можно в холодное время года и обогреватель, разумеется, включить. Но это совсем дорогое удовольствие получится. И так жена не одобряет, что свет наматываю. Если ещё и обогрев включить, то мои храмы и вовсе «золотыми» станут. А в тёплое время года я от деревообрабатывающего станка не отхожу.

Так обычно храмы умельца выглядят внутри.

— Какую породу используете в качестве материала? — интересуюсь у мастера.

— Обычно всё из ольхи делаю, частично липу применяю, но она очень волокнистая.

Макет Главного храма Вооружённых сил.

Все эти материалы Александр Дмитриевич приобретает на свою пенсию. А куда деваться? «Охота пуще неволи» — обычно эти слова мне в подобных случаях приходят на ум. Дерево он покупает, года два сушит, уж потом начинает его использовать. Как ему такая мысль пришла в голову, теперь и сам не знает.

СЛЕПОЙ СТАЛ ВИДЕТЬ

Родился собеседник в Обороне соседнего района Тамбовской области. После школы трудился на НЛМК, потом приехал в 1978-м на сахзавод в Плавицу, до 1990-го работал тут. С женой тоже здесь познакомился. В их семье две дочери и сын, какие проживают в столице и Липецке.

Спросила, не на производстве ли инвалидность по зрению получил, и услышала удивительную историю об этом.

— Я слепым был, наверно, лет до 10. Сначала родился нормальным, потом, когда 2-3 годика исполнилось, зрение потерял. В семье нас было пятеро, я младший. Как всегда в селе, мать на работе, за мною старшие присматривали. Видно, не углядели: что-то я в глаза занёс себе. Или, может, какая хворь напала… Мама рассказывала, что пометалась туда-сюда, никто из врачей не помог. Так и смирилась тогда. Отец мой воевал, имел офицерское звание, но потом его несправедливо осудили на 10 лет. Когда вернулся, стал сам мною заниматься, повёз в Москву.

Этот момент Александр Дмитриевич и сам хорошо помнит. Они с отцом в Тамбове. До московского поезда ещё много времени, повёл папа его тогда на рынок что-нибудь в дорогу прикупить.

И тут одна женщина спрашивает: «Что с твоим сыном, мужчина?». «Не видит», — ответил тот. «Я попробую помочь, если разрешишь, — продолжила сердобольная торговка. — Пошли ко мне домой, мазь вам дам, дня три её надо втирать в глаза».

Так они до Москвы не доехали, вернулись с лекарством, над каким читала молитвы та случайная встречная. Собеседник до сей поры помнит и эту чёрную, как дёготь, мазь, и какую адскую боль испытывал от втираний. Мать плакала, ругалась на отца, за что на такие муки обрёк сына.

— Через 3 дня и точно из глаз моих вышла какая-то плёнка. Я стал видеть. Просто чудо!

Маленький храм Василия Блаженного, участвующий в выставке Александра Дмитриевича Левина, узнаётся сразу.

ЗА ПАРТУ СЕЛ ЛИШЬ В 10 ЛЕТ

В 10 лет А.Д. Левин пошёл в школу. За одной партой сидел с теми, кто на 3 года младше.

— Многие надо мною подшучивали, даже братья в том числе. Они, если что учили дома наизусть, то и я запоминал. Как-то на Рождество пошли Христа славить. Я уже стал видеть, но в лицо людей никого пока не знал. Ребятишки подвели меня к одному дому и говорят: «Иди туда ты!». Я пошёл. Оказалось, что тут проживала одна из учителей школы, но меня, первоклассника, она ещё не учила, и я поэтому не знал такую.

Дала, помню, мне рубль. Это огромные деньжищи тогда! Но потом такой нагоняй устроила. Отца в школу вызвала за то, что сын ходит по домам и молитвы читает. Даже в райкоме партии папу потом за это отчитывали.

Зато учитель труда токарный станок из всех ребятишек доверял только Левину.

Вспоминает своё первое изделие — выточенное пасхальное яйцо. Правда, педагог почему-то не автору его отдал, а себе забрал тогда…

Так Александр закончил 8 классов. Самоучкой после выучился на помощника киномеханика, на тракториста… Живя в сельской местности, занимался хозяйством, как и все. С возрастом сейчас всё перевели.

ЧЕРТЁЖ — В УМЕ

Теперь вот хозяин нашёл себе занятие для души. Один Бог знает, что заставило Александра Дмитриевича строить храмы в своём доме. Дочка присылает ему фотографии произведений зодчества либо сам где увидит, тогда начинает творить. Причём под каждым лежит фото оригинала. Любой левинский храм внутри, разумеется, полый, зато выдвигаются части «фундамента» в виде ящичков. Можно и свет подвести в эти церквушки при желании. Александр Дмитриевич и такой момент предусмотрел.

— Вы чертёж сначала создаёте, потом «строите»? Сколько времени уходит на один храм? — интересуюсь у мастера.

— Ничего не черчу. Сначала примерно неделю рассматриваю фото, соображаю, что да как. Только потом берусь за дело. 2-3 месяца в среднем уходит на работу.

Самый дорогой для мастера Михайло-Архангельский храм (Мордово).

Самый любимый и дорогой, по его признанию, это храм Михаила-Архангела из Мордово. В нём когда-то Левина крестили. Да не один такой воздвиг в своём доме мастер.

Макет Главного храма Вооружённых сил.

А вот построенный в Москве, в парке «Патриот», в честь 75-летия Победы Главный храм Вооружённых сил в доме Левина создавался 7-8 месяцев.

Среди многочисленных шедевров можно увидеть и Покровский собор (Василия Блаженного).

Есть в коллекции мастера и мечети.

Потом пригляделась: мечети. Одна турецкая, другая — из Казани. Удивилась этим мотивам в творчестве самоучки.

— Увидел их на картинке, понравились. Дай, думаю, их попробую сделать. Вроде получилось.

Свои шедевры мастер освящает в церкви и с радостью раздаривает знакомым. Имеет множество грамот как умелец-самоучка. В тёплое время года перед своим домом создаёт передвижную выставку, на фоне которой прохожие любят фотографироваться. Им интересно, стало быть и Александру Дмитриевичу хорошо на душе.

Марина ПЧЕЛЬНИКОВА.
Фото автора.

Подписывайтесь на нас ВКОНТАКТЕ и в ОДНОКЛАССНИКАХ или сделайте свои ЯндексНовости более близкими

Не забывайте и про наш Яндекс Дзен

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments