История

Его самолет немцы называли “стоячей смертью”

Как и обещали ранее, мы подготовили подробную историю о Дмитрии Николаевиче Луговских. Летчику было всего 20 лет, когда его посмертно представляли к званию «Герой Советского Союза». Но в последний момент чиновники «переиграли», наградив посмертно орденом Отечественной войны I степени.

ПУТЬ В АВИАЦИЮ

Мне часто приходится проходить мимо памятника нашим погибшим землякам на станции Хворостянка. На одной из стел памятника я обратил внимание на фамилию Луговских Д.Н. Признаться честно, такая фамилия на станции не встречается. Меня заинтересовало: «Кто этот человек? Как он связан с Хворостянкой?».

Фамилия Дмитрия Николаевича Луговских на памятнике в Хворостянке.

Некоторые из местных жителей утверждали, что он родился в соседнем селе Хворостянка. Но внимательно изучив архивные документы, я выяснил, что Дмитрий Луговских появился на свет, как он сам пишет в своей автобиографии, 11 февраля 1923 года в селе Княже-Байгора (Княжая Байгора) Хворостянского района Воронежской области. (Село Княжая Байгора ныне расположено в Грязинском районе — В.Е.).

Его отец был крестьянином-середняком и работал в местном колхозе. В 1930 году он поступил в первый класс Княже-Байгорской начальной школы, которую окончил в 1934 году. А затем продолжил учебу в Хворостянской районной средней школе.

Здесь в 1937 году он вступил в комсомол и «за время пребывания в комсомоле не имел ни одного взыскания. Выполнял общественные поручения…». А когда Дмитрий Николаевич «учился в 10 классе, был секретарем ВЛКСМ школы, кроме того член пленума, кандидат в члены РК (районного комитета) комсомола, выполнял и ряд других поручений…». После окончания десяти классов Хворостянской средней школы он поступил в Липецкий аэроклуб, который окончил в этом же году. Мальчишек в предвоенные годы манило небо. Их кумирами были летчики Валерий Чкалов, Михаил Водопьянов, Михаил Громов.

Решил связать свою судьбу с авиацией и Дмитрий Луговских. По окончании Липецкого аэроклуба он поступил в 17-е авиационное училище, располагавшееся в Свердловске. Закончил его в июле 1941 года, когда уже второй месяц шла Великая Отечественная война. Советская авиация понесла большие потери, каждый летчик был на счету. Рвался на фронт и Луговских. Но его направили летчиком–инструктором в 18-е авиационное училище обучать молодых летчиков летному пилотажу. И каждый день Дмитрий писал рапорты об отправке на фронт.

Только в ноябре 1941 года его направили в 36-й запасной авиационный полк, из которого был сформирован 734-й авиационный полк. Согласно документам, в боевых действиях принял участие с 17 января 1942 года. Вначале рядовым, а затем сержантом. 18 апреля 1942 года по ходатайству командира 764-го авиаполка Героя Советского Союза майора Летучего пилот-сержант Луговских был награжден орденом Красного Знамени.

В краткой боевой характеристике отмечалось, что он «…Летает на самолете У-2. Имеет 55 боевых вылетов ночью, с налетом — 84 часа 44 минуты. Отлично владеет техникой пилотирования. Летает в любых условиях днем и ночью, несмотря на сильное противодействие огня зенитной артиллерии…». При этом все боевые задания выполнял успешно и «при бомбометании по скоплению войск противника в населенных пунктах и автоколоннах отмечено 4 очага пожара, 10 прямых попаданий в автоколонны, до 12 попаданий по постройкам, взорван 1 склад боеприпасов». С Брянского фронта авиаполк был переброшен на Воронежский фронт. Шли жестокие бои за Воронеж.

Полк, где воевал уже старшина Луговских, посетил военный корреспондент газеты «Комсомольская правда» Александр Гуторович, и вскоре он напечатал очерк «На переправе».

Военкор пишет: «Пленного спросили:

— Чего вы больше всего боитесь на войне?

Вздрогнув, он вытянул руки по швам:

— «Стоячей смерти!»

— Можете выражаться яснее?

— Вы должны лучше меня знать об этом. Я говорю о новом типе русского бомбардировщика. Он действует только по ночам и почти неуязвим для зениток. Он бесшумно посещал нас каждую ночь. Было похоже на что, самолет становился на якорь над нашим лесом и клал бомбы с такой точностью, что сам сатана мог бы ему позавидовать. Мы, немцы, прозвали его «стоячей смертью».

Через полчаса мы были на аэродроме и рассказывали командиру комсомольского экипажа Д. Луговских, как его самолет окрестили немцы. Сильный циклон гудел в верхушках деревьев. В степи розовели костры ложных аэродромов… Ночка выдалась тёмная и ветреная. Впереди, как всегда, летел комсомольский экипаж Д.Н. Луговских. Командиру шел 20-й год, и был он родом из-под Воронежа. Стрелком-бомбардиром ходил с ним Николай Логунов — уроженец Кубани…».

И далее Гуторович описывает один из боевых вылетов экипажа старшины Луговских на уничтожение переправы врага на реке Дон: «…Самолёт несся в темноте. Лучи вражеских прожекторов брали его в клещи. Били зенитки. Но не было на сердце ни тревоги, ни страха, ничего, кроме лютой ненависти, которой с каждой ночью при полёте над родными местами накапливалось всё больше и больше…». Экипаж Луговских сумел обнаружить настоящую переправу и разбомбил её.

Это был его 242-й ночной вылет и он «…ни разу не плутал, хотя и ходил в грозу, в метели, дожди, в ночи, когда вытянув собственную руку, не видишь её. И всегда вылетал прямо на объект и клал бомбы точно по цели…» . 18 октября 1942 года его грудь украсил второй орден Красного Знамени.

3 января 1943 года командира звена 734-го ночного бомбардировочного авиаполка старшину Луговских представили к ордену Красной Звезды. К этому времени он совершил 416 ночных боевых вылетов с налетом 568 часов и 85 полетов на «связь и спецзадания». На его счету было 3 взорванных склада с боеприпасами и горючим, повреждены 4 железнодорожных перегона, уничтожено 9 минометно-артиллерийских точек и многое другое. Кроме этого он выполнял «особое боевое задание 17-й воздушной армии 26 декабря 1942 года по установлению связи с наземными войсками…» и ему приходилось «производить по 2-3 посадки ночью на незнакомой местности…».

У-2, или По-2, названный так по фамилии авиаконструктора Поликарпова, был двухместным легким ночным бомбардировщиком. Позднее в народе его прозовут «кукурузником». Немцы называли его «ночным фельдфебелем», потому что по ночам не давал им спать, и «железным Густавом», потому что был недосягаем для их зениток. Это был по сути тихоходный самолет со скоростью 130-150 километров в час. Его потолок (высота) составлял 3800 метров и дальность полёта — от 350 до 400 километров. Экипажу приходилось особенно трудно в холодные осень и зиму, ибо самолет в буквальном смысле слова продувало. Нашему земляку приходилось дважды лечиться в госпиталях, но он, не долечившись, спешил в свою часть — «…больной, он дважды уходил из госпиталя с порывом на боевой полёт…».

НАГРАДИТЬ ПОСМЕРТНО

В третий раз Дмитрий Николаевич попал в госпиталь в начале марта 1943 года. Он был уже в звании гвардии лейтенанта. Это звание ему было присвоено 7 января 1943 года. И на этот раз Луговских решил, что, подлечившись, он вернется в родной 97-й гвардейский авиаполк. Но его мечте не пришлось осуществиться. 22 марта 1943 года он умер в Днепродзержинском военном госпитале от туберкулёза. Ему шел 21-й год.

13 мая 1944 года командир полка, гвардии подполковник Стяжков начал ходатайствовать о присвоении нашему земляку посмертно звания Героя Советского Союза. В ходатайстве отмечалось, что он совершил 556 успешных ночных боевых вылетов на У-2 с боевым налётом 737 часов и 147 полётов на спецзадания. 15 января 1943 года, «рискуя жизнью, снизился до 400 метров» и взорвал склад с боеприпасами в районе Миллерово. 2 февраля 1943 года в районе Артёмовска в ходе трёх заходов под огнем ПВО и ярких прожекторов разбомбил склад с горючим. 4 февраля 1944 года в районе города Никополь «произведенными 3 боевыми вылетами в течение ночи сжег склад с горючим и разрушил 2 здания в местах скопления войск противника…». Согласно ходатайству Луговских «в период напряженной боевой работы в любую погоду ночи, когда экипажи не могли выполнять боевые задания, он их выполнял всегда. В борьбе за Родину он утерял своё здоровье… В дни напряженных наступательных операций нашего фронта он, ещё будучи больной, выписывается из госпиталя и в течение 4-х месяцев выполнял самые ответственные боевые задания…». По словам командира авиаполка, «это был лучший командир звена — летчик части…» и «…пользовался заслуженной любовью у всего состава части». Именно Дмитрий Николаевич «…научил бить фашистов своего штурмана звена, которому присвоено звание Героя Советского Союза, и всё звено работает, как он…».

Но это ходатайство, по-видимому, не удовлетворило высшее командование, и 7 августа 1944 года Стяжков пишет новое представление. Оно было на двух листах. Представление поддержал командир 262-й авиационной Лозовской Краснознаменной дивизии ночных бомбардировщиков, генерал-майор Белицкий. Посчитал, что звания Героя Советского Союза Луговских достоин и командующий 17-й воздушной армии генерал-полковник авиации Судец. А затем 22 сентября 1944 года свои фамилии под представлением поставили командующий войсками 3-го Украинского фронта маршал Фёдор Толбухин и член Военного совета этого фронта, генерал-полковник Желтов. Но в левой стороне представления какой-то чин из штаба написал: «Целесообразно наградить орденом Отечественной войны I степени». Произошло это 21 февраля 1945 года.

Виктор ЕЛИСЕЕВ.

Подписывайтесь на нас ВКОНТАКТЕ и в ОДНОКЛАССНИКАХ или сделайте свои ЯндексНовости более близкими

Не забывайте и про наш Яндекс Дзен

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments